Поход под водой

И Травиничев| опубликовано в номере №130, июль 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мы легко ускользнули от них, но это не был полным спасением. Я оберегал свою нефть, как скупой оберегает свое золото. Теперь всем станет известно о появившейся в Средиземном море подводной лодке! Эта весть встревожит стянутые у Галлиполи корабли, а главное - по нашим следам будут высланы английские эскадренные миноносцы. Это повлечет за собой погружение под воду, лишние за - рядки батарей, лишний расход топлива. Мы продолжали идти вперед еще медленнее, чем раньше, держась возможно дальше от морских путей.

«Корабль на носу», и к нам стал приближаться большой английский пароход. Он был, несомненно, вооружен. Мы погрузились. Я со страхом смотрел на приборы, измеряющие количество топлива. Уровень нефти понижался. Вскоре опять: «Эскадренные миноносцы!» Два французских корабля заметили и атаковали нас. Новое погружение. Уверяю вас, это начинало щекотать нервы.

U21 вошла в Адриатику через неделю после перехода через Гибралтар и через 18 дней после выхода из Вильгельмсгафена. Когда лодка 13 мая была взята на буксир австрийским эскадренным миноносцем, в ее цистернах оставалось 1,8 тонны нефти.

В Каттаро мы подробно узнали о положении вещей у Дарданелл. На Галлиполийском полуострове англичане и турки боролись друг с другом в дикой мертвой схватке. Анзакские полки день за днем атаковали турецкие траншеи с неослабевающей яростью, а турки сопротивлялись им с той выносливостью, которая давно известна за оттоманским солдатом. Атака англичан встречала полную поддержку со стороны кораблей, посылавших наберет тонны взрывчатого вещества.

U21 пробыла неделю в Каттаро, занимаясь починкой и пополняя свои запасы, а затем вышла в море. Мы обогнули берега Греческого архипелага и направились через Эгейское море к залитому кровью - Галлиполийскому полуострову. Англичане засеяли эти воды минами, и, чтобы избежать эти поля безобразной подводной репы, мы должны были пробираться в тени берегов. Мы шли в надводном состоянии всю ночь 24 мая, направляясь с юга прямо к этому злосчастному выступающему кусочку земли, опустошенному и разоренному войной, где борьба дошла до крайнего предела. Под покровом ночи мы прошли через линию сторожевых судов незамеченными.

Наступил день. По правому борту был берег с холмами и скалами, окрашенными в желто - коричневый цвет. Орудийных выстрелов не было слышно. Дневной бой у берегов еще не начался. На море был полный штиль - далеко не идеальная обстановка для нашей работы. Для перископа лучше было не слишком показываться в этих водах. Мы погрузились и пошли дальше.

А вот и корабли... Мы не имеем возможности долго их рассматривать. Быстро выставляется перископ, я поспешно «оглядываюсь» в надежде, что наша «спаржа» не будет замечена за эти несколько секунд, когда она возвышается над зеркальной поверхностью. Перископ убирается. Мы увидели три английских линейных корабля против мыса Гелла. Я мог различить эти громады. Один взгляд в мой справочник флотов, и, по имеющимся в нем фотографиям и описанию, я мог сказать, что эти гиганты принадлежали к типу «Маджестик». Они стреляли залпами из своей тяжелой артиллерии.

Поблизости стояло госпитальное судно. Кругом шныряли и вертелись десятки сторожевых судов, торпедных катеров и эскадренных миноносцев, нервно высматривающих противника. Было ясно, что англичане приняли все меры предосторожности для защиты своих линейных кораблей от атаки подводных лодок.

- Редкая дичь для подводной лодки! - возбужденно воскликнул я своему помощнику и осторожно направил U21 к этим трем левиафанам.

Мы наугад шли в течение некоторого времени под водою, не осмеливаясь выставить перископ. Мне временно не хотелось показывать нашу спаржу в таком соседстве. Наш курс лежал на север от конца полуострова. В половине седьмого в перископ стал виден еще один линейный корабль. Он подвигался медленно, выбрасывая тяжелые снаряды по турецким фортам на северном берегу. Это был корабль типа «Триумф». И опять неизбежный рой сторожевых судов и эскадренных миноносцев, кружащихся вокруг него для охраны.

- Убрать перископ! - Мы погрузились на глубину 70 футов и направились к чудовищу, нырнув под линию сторожевых судов. Шум их винтов, когда они проходили над нами, раздавался, как непрерывное жужжание.

Я стоял в боевой рубке. Мы выходили на позицию.

- Поднять перископ! - Корабль «Триумф» стоял на расстоянии всего трехсот метров, повернувшись к нам бортом.

- Аппараты - пли! - Сердце запрыгало в моей груди, когда я отдал это приказание.

Затем наступил один из тех жутко - спокойных моментов, которые не забываются всю жизнь. Не обращая уже больше внимания ни на что, я оставил перископ наружи. Вот!... Я увидел знаменательную полоску белой пены на воде. Она быстро двигалась от того места, где мы стояли, и шла прямо - да, прямо и верно. Она быстро приближалась к цели. Из воды поднялось большое облако дыма. В боевой рубке мы услышали сперва звук сухого металлического удара, а затем страшный потрясающий взрыв.

Я не смог сразу оторваться от этой ужасной картины, и это чуть не стоило нам жизни. В тот момент как белый след торпеды показался на воде, эскадренные миноносцы бросились меня преследовать. Они устремились на нас со всех сторон.

- Убрать перископ! - и мы погрузились. Не слышно было ничего, кроме шума винтов над нами, справа и слева. Вскоре вокруг нас начнут взрываться глубинные бомбы. Почему я не погрузился во - время? Две секунды, которые я промедлил, казались теперь годами. С этим роем, кишащим над нашими головами, наш приговор казался неизбежным. Внезапная идея, как молния пронизала мой мозг.

- Полный ход вперед! - прокричал я, и мы пошли по пути, только что пройденному торпедой прямо к взорванному кораблю.

Это было безумно, я признаю, но надо было рискнуть. Погрузившись на максимальную глубину, на какую мы только осмеливались, мы проскочили под тонущим линейным кораблем. Он мог бы с грохотом свалиться нам на головы, и тогда подводная лодка и ее громадная жертва пошли бы вместе на дно. Сумасшедший маневр нас спас. Было слышно, как непрерывно падали глубинные бомбы, но они были по другую стороны тонущего левиафана. Винты эскадренных миноносцев вращались над нами, но они спешили к тому месту, где мы были раньше. Англичане забросали бомбами море широким кругом, но только по ту сторону гибнущего «Триумфа». О нашем нырянии под тонущий корабль у противника не могло возникнуть и тени подозрения. Держась по возможности на максимальной глубине и не показывая даже кончика перископа, мы хотя и вслепую, но верно ускользали прочь. Когда я осмелился выглянуть в перископ, мы были далеко от места крушения «Триумфа».

Конец всей этой истории я узнал позднее, когда U21 пришла в порт. Торпедированный нами линейный корабль был, действительно, сам «Триумф», в 12000 тонн водоизмещения и вооружением из тридцати двух орудий. В течение уже многих дней он стоял здесь против берега, осыпая снарядами турецкие траншеи. Люди в траншеях, анзаки и оттоманы, лежали в это утро, глядя друг на друга, и по ежедневному кровавому расписанию засыпали друг друга снарядами и ручными гранатами.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены