Бомбежка

Геннадий Машкин| опубликовано в номере №1049, февраль 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Взвод, в две шеренги становись!

Я во вторую шеренгу становлюсь, чтоб на глазах не быть у наших командиров.

Смотрим, стол выносят под красным сукном, знамя. Батя, то есть командир полка, появляется, весь его штаб, а потом и сам генерал Моросов. В бурке своей, вроде жара ему нипочем, и маузер в деревянной кобуре высовывается из-под полы.

— Здравствуйте, товарищи бойцы! — обращается генерал к полку.

— Здравия желаем, товарищ генерал! — бодро отвечает полк.

Засверкали зубы у генерала, начал он говорить про первое боевое крещение и как наша часть выдержала его. И слышу, поздравляет наш полк с первой бомбежкой, хотя и отмечает отдельные недостатки и, к примеру, отсутствие сообразительности у некоторых бойцов и командиров.

— И особенно наглядно повели себя, кто был у водокачки, — объявляет генерал, — стадо баранов, да и только!..

Смех по шеренгам разнесся. А у меня мурашки по телу. «Все, — думаю, — настает очередь ответ держать».

— И в связи с этим хочу особенно выделить бойца Гвоздилина Михаила Александровича!

Меня оглушило хуже, чем от фугаски. Ноги отнялись, подошвы к земле прилипли.

— Рядовой Гвоздилин, выйти из строя! Тарануха аж почернел весь рядом со мной.

— Иди, Миша, с богом...

Делать нечего, надо идти. Выхожу из строя, как положено, только внутри вроде выжжено все у меня — пустота сплошная. Развернулся перед строем я и увидел глаза всего полка. В них — вся война, в этих глазах.

— Товарищи бойцы! — раздается голос генерала в степной тиши. — Ставлю в пример рядового Гвоздилина, который в сегодняшней ситуации проявил себя с самой хорошей стороны, как подобает бойцу нашей сибирской дивизии!

Я слышу и не верю, боюсь ошибиться. Нет, смотрю, у Таранухи усы распрямились, и взводный наш с лица отошел — румянец появился.

Генерал продолжает говорить, как я не растерялся, использовал воронку, да не только сам укрылся, но и нескольких бойцов спас. И дальше больше...

— От имени Президиума Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик рядовой Гвоздилин Михаил Александрович, — объявляет генерал, — награждается медалью «За отвагу»!

Я держусь изо всех сил, чтобы не упасть. Тут генерал сам подходит ко мне и прикалывает новенькую медальку к моей гимнастерке, а она в соли да пятнах крови.

— Спасибо, сынок! — Генерал руку мне пожал да так, что очухался я сразу.

Гляжу, а у него в каждой оспинке на лице капля пота. И ему жарко, оказывается.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Творческая должность

С Героем Социалистического Труда, депутатом Верховного Совета СССР, бригадиром слесарей-сборщиков ордена Трудового Красного Знамени Коломенского завода тяжелого станкостроения Александром Ивановичем Федосеевым беседует специальный корреспондент «Смены» Анатолий Баранов