Штурм побережья

П Е Мельников| опубликовано в номере №995, ноябрь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

А рота Владимира Амерханяна, забыв про потери, рвется на оперативный простор. Сейчас в дисках и лентах оружия боевые патроны. Мы выскакиваем из балки, попадаем на поле, заставленное мишенями. Бьем по ним с ходу. Срезаем длинными и короткими очередями. Рвем на куски залпами гранатометов.

— Танки! (За ними может пожаловать и пехота.)

Амерханян приказывает остановиться. Мы снова бросаем бронетранспортер. В ход идут саперные лопаты — готовимся к контратаке...

Танкисты «противника» как будто нас не замечают... Нет, это, пожалуй, неверно: два танка пылят в нашу сторону, тут одними автоматами ничего не сделаешь.

— Гранаты к бою!

Руками бросать их никто не собирается. Для этого существует гранатомет. Размером и по форме схожий с кларнетом, он силой реактивного заряда швырнет здоровенную противотанковую гранату куда следует — важно лишь хорошенько прицелиться.

Труба оружия удобно ложится на правое плечо. Левая рука поддерживает базуку снизу, правая здесь же нажмет курок. Тьфу! — забыл о гранате. Ее заряжают очень просто: длинная рукоятка (это и есть реактивный заряд) легко входит в голову трубы — наружу торчит лишь конусообразная головка. Готово! А танк уже метрах в трехстах. Бьет из пушки и пулемета (холостыми, разумеется) так, что земля ходит ходуном. Стрелять по этой махине нужно с колена — иначе промажешь. И не забыть бы открыть рот — в таком виде легче переносишь звуки, которые издает стреляющая базука. Пора!

Курок поддался легко, но рвануло и ударило по ушам — век не забуду. Желтое пламя и дым взвились позади трубы; учебная граната ровно пошла навстречу танку, кажется, под гусеницы. Ничего, на первый раз неплохо...

Но на этом дело не кончилось. Танк живуч до невозможного, граната лишь обозлила танкистов. Сквозь пыль и дым нам все же видно, как тронулась башня, отыскивая нас. Амерханян оглядывается: «Где же ПТУРСы?» «Во-о-он в той лощине, товарищ лейтенант!» «Давай, давай сюда!» Подмога быстро разобралась что к чему. Самоходные установки противотанковых управляемых реактивных снарядов могут бить из любого положения. Разглядев цель, ПТУРСы замерли. Сейчас же поднялись лафеты, на них рядком короткие и толстые снаряды. Танк-мишень заметил эти приготовления, дернулся. И тут как грохнет! Первый снаряд сорвался с направляющей балки. Он летел, выписывая все неровности места нашего боя: оператор хорошо видел цель, ловко вел на нее заряд. Затем была яркая вспышка-взрыв! Бронебойный снаряд прошил расплавленный металл, ворвался в башню, окончил работу птурсистов...

Амерханян, гибкий и властный, как матадор, махнул нам рукой. Это, наверное, означало благодарность за действия, упоенность боем, приказ двигаться дальше.

Теперь уже легче. Танки, бронетранспортеры и прочая техника второго эшелона охватывают нужную высоту. Морская пехота свое дело сделала и может удалиться.

Вы знаете, как нам досталась победа. Ну, а разговоры о том, что где-то лучше, чем в наших частях, — от настроения тяжелых минут.

Не принимайте их всерьез.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Свидетелей не будет

24 декабря 1906 года родился Рене Брабазон Раймонд Хедли <<<<<Джеймс Чейз>>>>>