Толстой смутил евреев

14 Мая 2010, 11:46
  • В закладки
  • Вставить в блог

В Израиле отказались от изучения в школах «Анны Карениной» и ряда других произведений

Израильская газета «Маарив» опубликовала большую статью, посвященную проблемам образования в Израиле. В частности, в материале сообщается, что за рамками школьной программы литературы останутся произведения, не соотносящиеся с иудаистскими доктринами.

В список неугодных произведений попали «Анна Каренина» Льва Толстого, «Антигона» Софокла, «Мой Михаэль» Амоса Оза и «Раб» Ицхаака Зингера. Роман Толстого невзлюбили из-за того, что в нем говорится о супружеской измене, а «Антигону» отвергли из-за поклонения языческим идолам. В книге Оза мысли и воспоминания главной героини педагоги посчитали нескромными, ну а роман лауреата Нобелевской премии Ицхаака Зингера «Раб» не понравился учителям тем, что в нем идет речь о любви еврея к дочери гоя. Вместо этих текстов школьникам Израиля предлагается обсуждать короткие рассказы Чехова и произведения, созданные ключевыми фигурами иудаизма.

Представитель министерства просвещения в беседе с журналистом назвал случившееся «тенденцией», однако в официальном ответе, полученном из министерства, говорится, что подобные усечения программы будут только в отдельных школах Израиля.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о замечательном русском писателе Александре Ивановиче Куприне, о судьбе Ольги Сергеевны Павлищевой – старшей сестры Пушкина, о талантливейшем ученом Льве Термене, имя которого незаслуженно забыто, несмотря на то, что он автор прототипа телевизора и множества других изобретений, о жизни и творчестве Жоржа Бизе, об уникальных творениях природы, которые можно увидеть в Гатчине, вторую часть детектив Александра Аннина «Сокровища Гохрана»  и многое другое. 



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

За победу!

Музыкально-поэтический концерт Анатолия Пшеничного

Эсперанто

Международный язык, по заверениям его приверженцев, «живее всех живых»