Значок на штурманской карте

Арсений Рябикин| опубликовано в номере №930, февраль 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Громкий» шел как-то нерешительно. Он несколько раз отставал и снова принимался догонять уходящие корабли. А на параллели Дообского маяка остановился совсем.

На «Воле» заметили странное поведение замыкающего миноносца, и Тихменев, опасаясь, как бы и другие корабли не повернули обратно, решил взять «Громкого» на буксир. «Громкий» отказался от буксира, открыл кингстоны и клинкеты и первым из кораблей Черноморской эскадры лег на дно.

ЧТО В ЭТО ВРЕМЯ ДЕЛАЛОСЬ НА ЕГО МОСТИКЕ И В МАШИННОМ ОТДЕЛЕНИИ? КТО ИЗ КОМАНДЫ «ГРОМКОГО» ВЗЯЛ НА СЕБЯ В РЕШИТЕЛЬНЫЙ МОМЕНТ КОМАНДОВАНИЕ МИНОНОСЦЕМ?

Вернувшись в Москву, я нашел в ставших теперь библиографической редкостью записках командира «Керчи» В. А. Кукеля «Правда о потоплении Черноморского флота в 1918 году в Новороссийской бухте» (эта книга вышла в 1923 году в Петрограде тиражом всего в 1 000 экземпляров) одну-единственную фразу о «Громком»:

«Впоследствии выяснилось, что миноносец «Громкий» (командир — бывший старший лейтенант Новаковский), имевший столь небольшое количество личного состава, что дальше параллели Дообского маяка он идти под своими машинами не мог, отказавшись от предложения командующего флотом взять его на буксир, был затоплен своей командой».

Записки были написаны через несколько лет после этих событий, по свежим следам и, конечно, не вызывали никаких сомнений в своей искренности и правдивости. Но судьбы «Громкого» Кукель не знал. И об этом свидетельствовали слова «Впоследствии выяснилось...».

СКОЛЬКО ЖЕ ЧЕЛОВЕК БЫЛО НА «ГРОМКОМ» (ВЕДЬ «ПРОНЗИТЕЛЬНЫЙ» СУМЕЛ РАЗВЕСТИ ПАРЫ ВСЕГО С ТРИНАДЦАТЬЮ ЧЛЕНАМИ ЭКИПАЖА)? И ПОТОМ: ЕСЛИ КОМАНДА ХОТЕЛА ИДТИ В СЕВАСТОПОЛЬ, ПОЧЕМУ ОНА ОТКАЗАЛАСЬ ОТ ПРЕДЛОЖЕННОГО ТИХМЕНЕВЫМ БУКСИРА? А ЕСЛИ НЕ ХОТЕЛА, ТОГДА ПРИ ЧЕМ ЗДЕСЬ «СТОЛЬ НЕБОЛЬШОЕ КОЛИЧЕСТВО ЛИЧНОГО СОСТАВА»?..

Очевидно, что Кукель просто не заметил такого существенного противоречия в своей фразе о судьбе миноносца.

Мне кажется, это обстоятельство только подтверждает, что Кукель ничего почти не знал о «Громком». Это и понятно: ведь «Керчь», потопив корабли, ушла в Туапсе.

С тех пор «Громкий» почти не упоминается в изданиях, описывающих гибель Черноморской эскадры. О нем нет ничего ни в повести К. Паустовского «Черное море», написанной в 1935 году, ни в записках Ф. Ф. Раскольникова «На боевых постах», вышедших в Воениздате в 1963 году.

А в редакционных примечаниях к этим запискам (научный редактор книги — кандидат исторических наук, капитан 1-го ранга З. В. Гребельский) «Громкий» прямо упоминается в числе кораблей-изменников, ушедших в Севастополь. Это явная ошибка. Автор примечания ссылается на выпущенный Издательством Академии наук УССР в 1963 году сборник документов «Моряки в борьбе за власть Советов на Украине». Но в этой книге цитируется всего-навсего официальная записка В. А. Кукеля, хранящаяся в Центральном архиве Военно-Морского флота (ЦГА ВМФ, ф. р. — 29, д. 177, л. 1 — 9). В ней «Громкий» лишь перечисляется вместе с кораблями, начавшими по сигналу с «Воли» утром 17 июня разводить пары. Но это, как мы знаем, соответствует действительности. А дальше?

До начала Отечественной войны эпроновцы искали «Громкий». В свое время была даже назначена большая премия человеку, который укажет точное место гибели миноносца. Вызывали стариков матросов, участников потопления эскадры. Опрашивали новороссийских старожилов. Но все было напрасно. Моряки показывали рукой на гладь воды, но на дне ничего не оказывалось, а старожилы и вовсе запутывали водолазов.

Некоторые стали вообще сомневаться в существовании миноносца, который в конце концов не пошел в Севастополь. Шли годы, стали забываться отдельные детали потопления кораблей. Умирали люди, свидетели и участники событий...

«Громкий» нашли водолазы, обследуя дно Цемесской бухты. Нашли случайно, с помощью гидролокаторов и эхолотов, совсем не там, где искали эпроновцы. Водолаз Анатолий Никитич Воронов (с которым я ходил на «Водолазе-2» к «Пронзительному») в солнечный, яркий день спустился на 76-метровую глубину и увидел лежащий на правом боку миноносец со сплющенным, деформированным, очевидно, от удара о грунт, носом. Воронов осторожно прошел на палубу и заметил под слоем воды рынду. На рынде была надпись «Громкий».

Воронов дотронулся до колокола и, глядя на выскочившую из-под него рыбешку, доложил наверх по телефону о своей находке.

Так на штурманских картах появился еще один маленький и совсем одинокий значок, указывающий место гибели корабля.

В тот вечер Скрипский рассказал мне все, что знал, и нарисовал в блокноте схему места, где лежит «Громкий».

— Теперь нужно тщательно обследовать миноносец и окончательно восстановить его доброе имя. Нужно спешить, потому что еще могут найтись люди, которые расскажут нам о том, что произошло на «Громком» перед тем, как были открыты кингстоны, — сказал Михаил Григорьевич и на прощание подарил мне маленькую красноватую свечку с эскадренного миноносца «Пронзительный», последнюю страничку биографии которого только вчера перевернули новороссийские водолазы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Доброта

Рассказ