«Желание петь как жажда…»

Юлика Григорян| опубликовано в номере №1336, январь 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

Иногда мне кажется, что все это только сон – карьера, успех. Когда-то я и мечтать не могла об этом»...

Но в глубине души Мирей Матье все же мечтала. Родные ее говорили, что в доме не было необходимости в радио – Мирей пела беспрестанно. И эта хрупкая, робкая девушка добилась своего. Французский институт общественного мнения в 1966 году проводил опрос: «Кто ваша любимая певица?» Мирей Матье собрала 39 процентов голосов. Двадцатилетняя девушка из Авиньона завоевала эстрадный Олимп. Французы стали говорить, что вместо «парижского воробья», как называли Эдит Пиаф, в Булонский лес впорхнул «авиньонский воробышек».

В 1967 году Мирей Матье была провозглашена «певческим чудом Европы». Молниеносная, неожиданная карьера, огромный успех. Счастливая творческая судьба? Да, счастливая, но легкая ли? И как вообще случилось, что скромная девочка из семьи авиньонского каменотеса стала известна всему миру?

Мирей Матье родилась на юге Франции, в городе Авиньоне, в 1946 году. В то время ее родители снимали комнату в унылом бараке. Семья Матье быстро разрасталась. У Мирей было тринадцать братьев и сестер. Отец ее занимался тем, что делал надгробия. На этом разбогатеть было трудно, особенно если у тебя такая большая семья. Мирей была старшей из детей и помогала матери как могла: бегала за покупками, мыла посуду, стелила кровати, стирала, возилась с малышами. «В детстве я лишь однажды почувствовала себя счастливой – когда принесла родителям первый заработок. Он был невелик, всего сто франков, и я зарабатывала их пятнадцать дней. Но как я была счастлива и горда!»

В школе Мирей не блистала, возможно, из-за этой «дополнительной нагрузки». Но пела девочка всегда, у плиты и в саду, укладывая братишек спать и провожая их утром в школу. Когда ей было восемь лет, она впервые услышала, как поет Эдит Пиаф.

«Я была зачарована. Мать как раз сидела за швейной машиной. Я забралась к ней на колени и сказала: «Мама, когда я вырасту, я толке стану петь». Отец, узнав об этом, только грустно покачал головой. Но я была упорной и настойчивой. Каждый раз, когда пела Пиаф, я слушала и училась».

В двенадцать лет Мирей вынуждена была пойти работать. Детство, которого фактически и не было, кончилось. Пришлось помогать родителям кормить семью.

«Однажды я надела свое лучшее платье, отец взял меня за руку и повел на бумажную фабрику. Он представил меня шефу по кадрам, и меня зачислили в подсобные работницы. Четыре года я стояла у машины, делавшей конверты. За час я должна была изготовить шесть тысяч конвертов». Утверждают, что поклонники Мирей Матье сейчас разыскивают по всей Франции конверты, которые когда-то клеила она. Но все это сейчас, когда Мирей Матье – знаменитая певица. А тогда?

Тогда девочка Мирей клеила конверты и пела. Она знала наизусть все песни своего божества – Эдит Пиаф. Время от времени Мирей выступала перед небольшой аудиторией в Авиньоне. Слушатели горячо аплодировали. «Когда я пела в церкви, на свадьбах, на благотворительных вечерах и дома для своих братьев и сестер, я представляла себя знаменитой певицей. Но я была уверена, что моя мечта не сбудется никогда, и плакала от этого по ночам. Мы жили на юге Франции. А чтобы учиться петь, нужно ехать в Париж. Нужны были деньги»...

В Авиньоне ежегодно проводился конкурс песни, который устраивал помощник мэра города Рауль Коломб. На этом конкурсе разрешалось выступать и самодеятельным певцам. И вот однажды Мирей решила попробовать. «Когда уже исполнилось семнадцать лет, – вспоминает певица, – мать разрешила мне участвовать в конкурсе. При виде публики я оробела, что-то сдавило мне горло. Пела я плохо и, хотя вышла на третье место, в панике убежала с эстрады».

Рауль Коломб обратил внимание на дебютантку. «У тебя удивительный голос, – сказал он Мирей, – но его надо хорошо поставить». Он устроил девушке занятия с профессором Авиньонской консерватории. «Каждый урок стоил семь франков. Целый год я не разрешала себе никаких развлечений, но платила за уроки сама. Через два года я сумела завоевать первый приз Авиньона песней Эдит Пиаф «Жизнь в розовом свете».

Впрочем, это не было еще ступенькой к большому успеху. Первый приз в далекой от Парижа провинции мало что значил.

Для Мирей встал вопрос: что делать дальше? Знала она точно только одно: хотелось петь, этого требовало все ее существо. И вновь помог Рауль Коломб – посоветовал записаться в кандидатки «Теле-диманш» в Париже. Это популярная воскресная передача французского телевидения, в которой могут выступать начинающие. Шесть месяцев Мирей тщетно ждала ответа. В ноябре 1965 года внезапно пришла телеграмма: девушку приглашали в Париж.

«Никогда не забуду дня, когда состоялись съемки для «Теле-диманш». Это было 21 ноября 1965 года в студии номер 102». Ее показали по парижскому телевидению, девушку девятнадцати лет из Авиньона. Журнал «Пари-матч» тогда же написал: «Телевидению хватило двух минут, чтобы открыть новую Пиаф».

Через месяц Мирей Матье уже дебютировала в знаменитом парижском зале «Олимпия», в ревю известного исполнителя и конферансье Дистеля. Ее взлет напоминает сказку о Золушке. Но Золушке для счастья всего-то и нужно было, что быть доброй и красивой. Поющей Золушке из Авиньона надо было учиться петь, учиться, отказывая себе во всем...

Во второй передаче «Теле-диманш» 23 ноября 1965 года Мирей Матье услышал крупный американский делец от шоу-бизнеса Джонни Старк, который в то время уже успел вывести на путь славы Джонни Холидея, Сильвию Вартан, Далиду, Франсуазу Арди. «Папа Старк», или «современный Пигмалион», – называет Джонни Старка французская печать. Впервые он обратил внимание на Галатею-Мирей на одном из конкурсов песни в Авиньоне. Старк взял у девушки адрес, но, вернувшись в Париж, забыл о своем «открытии». Только увидев по телевидению, как «его» Мирей поет песни «Джезебэл» и «Гимн любви», Старк решает предложить ей пробный контракт.

Казалось бы, в мире ничто не проходит бесследно, но и ничто не возвращается. И потому все считали, что произошло чудо, когда необыкновенный голос Эдит Пиаф словно возродился вновь в девочке из Авиньона. И как был взволнован. Париж, когда Мирей в ноябре 1965 года в черном, как у Пиаф, платье исполнила песни умершей, но не ушедшей из памяти «звезды». Джонни Старк, опытнейший делец, видел, что, несмотря на три года, прошедшие после ее смерти, великая Пиаф по-прежнему оставалась любимицей Франции. Потому-то Старк не задумывался: он сделает новую Пиаф, которая покорит сегодняшнюю молодежь.

Старк приглашает лучших педагогов по вокалу, ритмике, Мирей учат одеваться, гримироваться, ходить, отвечать на вопросы и даже держать вилку. Не избалованная легкой жизнью, она удивляет всех своей работоспособностью. Уже в первое гастрольное лето Мирей дает 70 сольных концертов.

Для записей Старк приглашает лучших аранжировщиков Франции, известных своим сотрудничеством с популярными певцами. Конец первого года принес свои результаты: успешное турне, две пластинки. В деньгах это выразилось в круглой сумме: 2 миллиона 500 тысяч франков. Впоследствии сотрудничество с Мирей принесло «папе Джо» небывалый доход: 300 миллионов франков...

«Пришедшая из ниоткуда, она добилась кое-чего. Но, в каком она ужасном состоянии!» Эта фраза относится ко всем людям, чьи способности были использованы во имя большого бизнеса», – писала «Юманите-диманш» в короткой реплике по поводу рекламной шумихи вокруг Мирей Матье. Однако певица не стала заводной куклой (как стали многие другие). Красивый, необыкновенного тембра голос, эмоциональность, сценическое обаяние, артистизм – качества поистине драгоценные. Но Мирей отличают и неутомимость в труде и высокая требовательность к себе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Микаэл Таривердиев: Нет «легкой» музыки

О проблемах песни, о современном ее слушателе – на эти темы с известным советским композитором беседует специальный корреспондент «Смены» Лариса Кудрявцева