Завтра будет поздно

В Франюк| опубликовано в номере №781, декабрь 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

Он сказал, что завтра будет уже поздно. Майя могла не обратить внимания на эти слова, как не обращала внимания на самого Геньку и на все, что он до сих пор говорил. Но сказанное сегодня прозвучало как предупреждение.

Когда утром она подошла к остановке, Генька был уже там. Он ждал ее. Поздоровались. Генька спросил, не опаздывает ли она на работу. Майя посмотрела на часы и ответила, что нет. Потом они помолчали. Майя ждала, что Генька заговорит о том, ради чего стоял сейчас здесь и о чем столько раз говорил ей.

Она прекрасно знала, с чего он начнет: «Ты вчера опять была с ним? До поздней ночи не горел свет в твоем окне». Или: «Мне нужно с тобой поговорить. Всего несколько слов. Надеюсь, ты не откажешь мне в этом...»

Обычно Майя смеялась ему в глаза и говорила, что нет свободного времени. Так продолжалось очень долго - вот уже почти три года. И, может быть, оттого, что за три года Майя привыкла ко всему этому, сегодняшняя встреча не показалась ей необычной. Она, как всегда, ждала и, когда Генька негромко заговорил, как всегда, рассмеялась. А Генька, опустив голову, тихо, будто стесняясь, говорил:

- Знаю, ты вчера была с этим лижоном. Я долго ждал тебя... Майя, нам нужно поговорить. Обязательно сегодня! Ты поедешь на следующем трамвае, хорошо?

Трамвай ушел, а Майя осталась на остановке: нельзя же было вот так взять и уехать. Какой все - таки смешной этот Генька: сейчас опять заговорит о любви и, наверное, будет просить не торопиться с ответом, подумать! А о чем думать? Все давно решено, обо всем сказано: Генька - хороший, даже очень хороший товарищ. Майя его уважает, кажется, больше всех и даже любит. Ну, конечно, любит не так чтобы... а просто!

- Понимаешь? - ласково спросила девушка, касаясь Генькиной руки.

Но парень упрямо качал головой: нет, не понимает. Ему нужно, чтобы сейчас поняли его.

- Майя! Ты должна ответить мне сегодня же. Обязательно сегодня!... Потому что завтра будет уже поздно. Слышишь, Майка?

А она уже входила в вагон трамвая и потом все время, пока ехала, думала о последних словах Геньки. «Завтра будет уже поздно...» Почему завтра и почему поздно? Так Генька раньше не говорил.

Отбивая на клавишах машинки частую дробь, вставляя в каретку чистые листы, Майя думала об утреннем разговоре.

- Майя, не мечтайте, ради бога! - выводил ее из задумчивости голос редактора. - Третья опечатка на одной странице!

Девушка краснела, а когда редактор, прочитав мораль, скрывался за дверью, показывала двери язык.

Случись все это, скажем, год назад, когда Майя еще ничего не смыслила в жизни, она непременно расстроилась бы и, наверное, даже поплакала от обиды. Но так уж устроен свет: человек привыкает, приспосабливается ко всему. Не зря ведь дома о ней говорили, что девочка, слава богу, стала на ноги, не надеясь, как другие, на дипломы да институты.

И это верно. После школы Майя пыталась, правда, поступить в медицинский, сдала даже вступительные экзамены, но по конкурсу все - таки не прошла. Конечно, вначале сокрушалась, металась по другим институтам, на что - то надеялась, а потом вдруг взяла и поступила на курсы машинописи. Плохо ли, хорошо ли это - не знала. Только через год, после того, как приняли на работу в редакцию, Майя поняла, что свет клином не сошелся на институте и совсем не обязательно учиться на врача или инженера только для того, чтобы получить высшее образование. Больше того, она теперь была даже убеждена, что в жизни все значительно проще, чем многие предполагают. К этому выводу Майя пришла не сразу. Да, пожалуй, она и не делала никаких выводов. Просто она так считала. Вот и все. И если бы не сегодняшняя встреча на трамвайной остановке, принцип этот остался бы непоколебимым.

«Завтра будет уже поздно...» Глупости какие! Не нужно об этом и вспоминать. И Майя старается думать о другом: о предстоящем свидании, о чудной замшевой сумочке в витрине универмага, о редакционных сплетнях и машинистке Быстрицкой, восседающей во время работы на вышитой ярким узором подушечке.

Больше всего Майе хочется, чтобы сотрудники не слышали, как отчитывает ее редактор. У Быстрицкой, конечно, приготовлена на этот счет сплетня, которая в обеденный перерыв станет известна чуть ли не всей редакции.

«Завтра будет уже поздно...» Почему?

Обеденный перерыв проходит шумно и очень быстро. В столовой много знакомых, а со знакомыми Майе весело. Но сегодня она почти не смеется остротам своего собеседника - высокого элегантного брюнета из отдела хроники, предложившего ей прогуляться после работы на свежем воздухе. Она даже не сразу понимает, о чем он говорит.

«Почему завтра будет поздно?» - вопросительно смотрит Майя в глаза брюнета и отвечает, что сегодня вечером она занята. Завтра? Завтра, наверное, тоже.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены