Записки о секте ПОРТОС

Григорий Ган|17 Ноября 2010, 17:42| опубликовано в номере №1753.1, октябрь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Пастух говорит, что забыл очки. Петр настаивает. Скрипя зубами, Алексей идет за очками и записывает задание.

Все ПОРТОСовцы ведут дневники, называемые «Внеш-Совесть», или Ekstera Consciencio – на международном языке эсперанто. Члены организации делают вид, что этот язык у них в обиходе, но фактически нигде не применяют. Во «Внеш-Совести» записывается количество «добрых дел», сделанных за день, за неделю, за год. Добрые дела – это и писание стихов, и размещение объявлений в газеты, и расклеивание агитлистовок для новичков. Добрым делом не считается пожелание приятного аппетита или спокойной ночи. Также тут не принято здороваться или прощаться, так как это считается пустой тратой энергии. Когда ПОРТОСовцы прощаются, они говорят «побеждай» или «в бой!»

27 июня

Сегодня вечером должен встретиться с Настей, главным организатором здешней жизни. В ожидании Насти выпасаю коров. Встаю в четыре утра. Гоню коров по селу, встречая недружелюбные взгляды соседей и слыша бормотанье «козлятники пошли».

В полночь меня будит стук в дверь: «Спишь?» Не дождавшись ответа, стремительно входит организатор Настя, небольшого роста и крепкого сложения, в жилетке и широкополой шляпе. Она садится на стул и начинает говорить без пауз. Потому что ПОРТОСовцы не имеют права перебивать высших по рангу.

Формула счастья

Настя рассказывает, что редко приезжает в СПАРТу, так как множество вещей ее раздражает – везде вокруг нее, говорит она, люди нарушают законы. Она это видит и страдает. Мало кто ее понимает и мало кто может ее оценить, кроме… Настя всхлипывает и указывает пальцем вверх, имея в виду покойного Юрия Давыдова.

У Насти узкие, маленькие глаза на выразительном лице, бурная жестикуляция. Ложусь спать в два часа утра. Через два часа мне опять выгонять коров.

30 июня

Целый день с Настей. Она бесконечно излагает идеи про построение нового общества. Перебивать запрещается, про это есть специальный стишок: «Семь раз в час я перебил – по закону я дебил». Изредка я утомленно протягиваю руку к камере – записать очередной жизненный урок, но мне напоминают: 95 % энергии тратится на организацию труда и только 5 % – на реализацию. Наши «практики» заведуют 5 % работы, остальное делаем мы.

– Как нам скооперироваться? – продолжает Настя. – Надо следовать формуле справедливости. Ты не следишь за теми законами, которые нарушаешь. Я на тебя трачу энергию, и если у меня нет обратной связи, я понижаю свой уровень счастья. Посмотри на формулу счастья: F = (EST)O. Счастье (F) – это коэффициент энергичности (E), совести (S), времени (T) и организации (O), или власти. Если ты не слушаешь, что я говорю, ты подрываешь структуру.

6 июля

Просыпаюсь от восклицаний за дверью. Беру камеру и выхожу. С угрюмыми лицами сидят четыре теоретика СПАРТы. Они только что проверили «Внеш-Совесть» Маши и увидели, что она не следует указаниям Петра, своего инструктора, по заполнению тетради.

Настя возмущена:

– У Маши очень мало шансов! Если посмотреть на ее прогресс, то у нее практически нет шансов стать Человеком. Ты посмотри на ее паскудничество! Она только и думает, как потаскаться с очередным ЧМОм (Часть мертвая отчизны)!

ПОРТОСовцам, не достигшим определенного уровня счастья, запрещены физические контакты. Считается, что акт совокупления – это энергия, которая тратится впустую. Настя напоминает, что в мире каждые две секунды умирает младенец – скорее всего, вследствие такого же «паскудничества», которым занимается Маша.

Маша изо всех сил старается скрыть подступающие слезы. Процесс разрешается путем демократического голосования. Что такое демократия в глазах ПОРТОСовцев? Это значит, что голос человека приравнивается к его заслугам, т. е. чем больше добрых дел сделал, тем больше голосов заслужил. Гласность? Это значит никаких секретов между членами коллектива. Поэтому все проблемы обсуждаются в открытую. Главная забота Насти – как сделать организацию более масштабной; как достичь уровня нации или даже международной интеграции, предотвращая ошибки, нарушение законов.

Петр: Я не предусмотрел, что Маша не будет следовать моим указаниям, и этим самым задержал ее прогресс…

Настя: В связи с тем, что Маша тут уже семь месяцев, предлагаю внести штраф на все очки, заработанные за твоего новичка, – 50 тысяч.

Петр: Я, в общем, согласен на 70–80 процентов.

Настя: Тогда предлагаю оштрафовать тебя на 35 тысяч, а остальное возместить нашим общим гвардейским презрением.

Все (хором): Ааах, сука!

После собрания Маша подходит ко мне:

– Это еще хорошо, что ты там был. Если бы не ты, мы бы все получили пощечины.

10 июля

Вечернее построение. «Практики» становятся вдоль стены. Под патетические песни 70-х их награждают за разные достижения: за сочинение стихов, за лучшую работу. Им вручаются фрукты, конфеты, кексы, бутерброды. Они даже имеют право сесть во время построения. Худшие рабочие наказываются: им вручают фотографии с подписью «лентяй», дарят пустые бутылки из-под пива и водки, кроме того, они по несколько часов стоят во время чтения речей, новостей из Москвы, подведения итогов. Их награждение сопровождается общими насмешками.

Заготовщики сена выезжают с трактористом в утренних сумерках, до жары. В полдень они прерываются на обед, приготовленный поварихой Надеждой.

Покойный Юра Давыдов был большим сторонником награждений и наказаний. Он и придумал «закон справедливости». По этому закону добро, сопровождающее добро, равно добру. Если на добро ответить злом, в итоге получается зло. Так как наше левое мозговое полушарие заведует аналитическими функциями, а правое – эмоциональными, ПОРТОСовцы наказывают свое правое полушарие, награждая себя пощечинами по лицу. Слухи о Юриной доброте сопровождаются также рассказами о тиране, который имел абсолютную власть над всеми членами секты. Говорили об ужасающих наказаниях: сто пощечин, двести ударов плеткой, сто ударов скакалкой по лицу.

16 июля

Сегодня в Москве состоялась пресс-конференция в защиту Юлии Приведенной. Защитники опасаются, что Юлии дадут реальный срок в связи с тем, что все четверо ПОРТОСовцев, уже прошедших по этому же делу с 2000 года (включая Юрия Давыдова), получили обвинительные приговоры и отсидели по несколько лет в тюрьмах и психиатрических больницах.

28 июля

Сегодня оглашают приговор над Юлией Приведенной. Я нахожусь в Харьковской штаб-квартире организации. Она похожа на все другие помещения ПОРТОСа: стены увешаны плакатами, на кухне – гора немытой посуды, грязные полы. В десять утра должен поступить звонок из Москвы, определяющий ход Юлиной судьбы. Настя обсуждает со мной возможные варианты приговора: если посадят, надо будет организовывать посылки, разговаривать с прессой, привлекать внимание международной общественности.

Наконец, звонок мобильного телефона. После короткой беседы Настя поворачивается ко мне:

– Четыре с половиной, условно. Сволочи, не сажают. Ублюдки, паскуды. Такой эксперимент сорвали!

P. S. По воле автора все имена членов ПОРТОСа, кроме Юрия Давыдова и Юлии Приведенной, изменены.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Дуга бешенства

О чем рассказал Елину Нострадамус

Чисто белорусское убийство

Расследование Александры Романовой

Иероглиф «Перемирие»

Житейские воззрения студентки Л.