Записки крестоносца

опубликовано в номере №949, декабрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Тыловые части отходят согласно приказу и поджигают оставленные деревни...

14 декабря

Мы обеспокоены противником, атакующим почти весь день соседний полк слева. Противник прорвался к нам в тыл. Уничтожить его не смогли. Угроза выросла. Предполагается новый отход. Приказано оставить позиции завтра утром. Все это очень горько. Мы практикуем род боя, в котором никогда не упражнялись!

15 — 17 декабря

Лишь только начинает светать, мы продолжаем путь. С трудом тащатся автомашины штаба полка. Место отдыха — Загорье. Южнее, совсем недалеко, слышен шум боя. Опасности попасть в клещи, кажется, уже больше нет. Танк заправлен 50 литрами горючего. Достаточно одной гранаты, чтобы все запылало. И вот кверху поднимается столб огня высотой в метр. Таким образом, все, что не может быть взято с собой и что не должно попасть в руки большевиков, уничтожено. На дороге то там, то здесь валяются ящики с боеприпасами, со снарядами. Нахожу и предметы снаряжения...

Какие потрясающие картины встают перед нами! Я думаю, что видел подобное только при отступлении французских войск. Совершенно опустившиеся фигуры бродят всюду в недостойном виде, как бродяги, как последняя сволочь. В 267-й дивизии дело дошло до кровавой потасовки...

30 декабря

Ушедшее из сел и деревень население целыми толпами возвращается назад, чтобы достать какую-то еду. Но мы должны быть беспощадны! Нельзя расходовать небольшие запасы. Угрозами люди отгоняются прочь. Пусть голод доделает то, что не мог сделать свинец!

31 декабря

Завязываются бои местного характера, которые приводят к дальнейшим потерям. Несколько солдат попало, очевидно, в русский плен... Пополнение не внесло существенных изменений в наше положение, так как в тот же день примерно то же число людей было отправлено в лазарет. У людей такое чувство, как если бы их поставили на пост, а потом забыли сменить. У нас сложилось впечатление, что все мероприятия проводятся не вовремя. Хоть вой с досады! Мы были поражены, услышав утром сообщение о смене командования армией. Командование взял в свои руки фюрер. Я предполагаю, что смена связана с нашим отступлением. Нет ничего удивительного, что нам не хватает многого, я бы сказал, у нас нет почти ничего...

1 января 1942 г.

Утром 22 июня ушедшего года полк встретил на передовых линиях. В 3 часа 05 мин. первые гранаты нашей части полетели через границу. Десятью минутами позже пехота атаковала многочисленные пограничные укрепления, расположение которых нам помог установить штаб разведки. В Вогензане мой взвод принял первый бой... Немало потеряли мы, пока взяли крепость Озович, там проклятия висели в воздухе...

После первых боев, в которых мы участвовали, вплоть до района Белостока, я остановился на отдых в Сидре, где и получил железный крест II степени... 18 октября командир наградил меня железным крестом I степени... Мы шли через Бородинское поле, на котором вел бой Наполеон. Мы перешли Москву-реку вброд. Затем последовал марш в Вишенки, первое знакомство с сибирскими дивизиями. Начинается чреватый многими событиями натиск на Москву... Лишения и нечеловеческое напряжение сопровождали нас на протяжении всего 1941 года. Не раз нависала над нами смерть... И вот я стою перед распахнутой дверью, через которую должен пройти, не зная, куда приведет меня дорога...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Тасин бунт

Рассказ

Ленин идет к Октябрю

3. «Помощник присяжного поверенного» (1891-1893)