Ворота СССР

Лев Кассиль| опубликовано в номере №286, октябрь 1936
  • В закладки
  • Вставить в блог

Отрывок из романа «Вратарь Республики»

Начался второй тайм. Опять наседали «Королевские буйволы». Страшные удары сыпались на ворота СССР. Но самые сокрушительные мячи бесплодно глохли в хватких перчатках Антона. Он уже не грыз, как обычно, семечек. С него слетел весь шик. Тело его пребывало в предельной подобранности, в постоянной готовности отразить любой точкой пушечный удар мяча.

Он бросался в ноги нападающим, он опрокидывал на себя набегавших и снимал у них мяч с ноги в момент почти уже свершившегося удара. Он ловил мяч в воздухе, прыгая навстречу ему, выбрасывал мяч в поле, н тотчас, спиной к воротам, пятясь, отбегал на свое место, ни на секунду не выпуская из поля зрения мяч. Он рыбкой нырял в нижний угол с прижатым к груди мячом, вытянувшись, пересекая телом ворота.

- Кандидов, Кандидов, Тоша!... Кандибоберов! Ни одна пчела не залетела бы в сетку Кандидова! Мячи жалили его, но бессильно замирали в цепких объятиях. Мяч неминуемо встречал в полете его тело. И, как всегда, начинало казаться, что он чудодейственно притягивает мячи к себе и те, изменяя траекторию полета, сворачивают к нему. Имя Кандидова не сходило с 80 тысяч уст.

«Буйволы» нападали блистательно и неудержимо. Они играли совершенно молча. Советские футболисты по привычке перекликались. «Буйволы» напирали упрямо и безмолвно. Бен Хорт, пораженный тем, что все его удары не дали результата, стал охотиться за Кандидовым. Он прыгал на него, пытаясь ударить его черной своей головой под ложечку, в тот момент, когда Антон, вытянувшись, взлетал над головами нападавших, хватая высокий мяч.

Был момент, когда Кандидов рухнул плашмя у своих ворот и несколько секунд не мог встать. Стадион замер...

Антон встал.

Через несколько минут Бен Хорг опять коварно напал на Антона. Он применил свой знаменитый прием: это был бросок головой вперед, на вратаря. На трибунах смятение. Но как мяч, как арбуз, взял накрепко голову Бена Хорга Антон Кандидов, вратарь Республики. Сви - репоголовый Бен беспомощно дрыгал нотами. Испуская певучую трель своей сиреной, бежал рефери. На трибунах хохотали и галдели. Скандал, скандал...

В руках Антона осталась черная повязка Бена и в ней стальная чашечка вроде маленького шишака. Блеснула лысая макушка свире - поголового Бена. Антон, вежливо поддерживая и отряхивая совершенно обалдевшего чемпиона, что - то добродушно говорил. Бежали переводчики...

После краткой заминки судья дал «спорный». Он взял мяч в руки, освятил его прикосновением к земле - и тотчас снова забила ключом игра.

Теперь нападали красные. Они оттянулись от гола и, сплотившись, бросились в атаку. Игра пошла в сумасшедшем темпе. Мячу не давали отдыха. Советские ханы бросались за ним и, почти не останавливаясь, водворяли мяч в игру. Мяч, скользя по траве зигзагом от ноги к ноге, приближался к воротам черных.

- Даешь, даешь, Цветочкин! - кричали на трибунах.

Длинный росчерк мяча по траве. Цветочкин с ходу принял мяч. Мяч прошел далеко от стойки. Стадион засвистал. Видя, что промазал, Цветочкин в оправдание искусно захромал.

Шла оживленная, но безрезультатная игра. Игроки вымотались. Судьи посматривали на часы. На трибунах уже двинулись к выходам Оставалось две минуты до конца. Черные собрали последние силы и всей командой перешли в нападение. Красные оказались прижатыми к воротам. Удар следовал за ударом.

Став стеной у ворот, красные отбивались головой, грудью, ногами. Вдруг у самых ворот произошло ураганное замешательство. Советский защитник схватил мяч рукой. Он тотчас же отнял ее, точно ожегшись, и, сморщившись, даже помахал в воздухе: малейшая провинность в пределах штрафной площадки несла за собой гибельные последствия. Поздно! Судья свистнул. И мстительный единодушный вопль потряс стадион.

- Рука! - кричала южная трибуна.

- Рука! - повторяла северная.

- Пенальти! - с отчаянием резюмировала круглая.

«Буйволов» изумил этот залп беспристрастия. Ни в одной стране не доводилось им слышать такое... Ведь это же неизбежный проигрыш для советской команды. Отыграться уже не было времени. Оставалось полторы минуты. И судья присудил пенальти - одиннадцатиметровый удар, неумолимый, как выстрел в упор. Отсчитали шаги и положили мяч перед воротами сборной СССР.

Осталась минута с четвертью. Игра кончилась. Поле опустело, так как вся команда «Буйволов», кроме голкипера, сгрудилась у советской штрафной черты.

Вперед вышел космогрудый Бен Хорг. Он был специалистом по вбиванию одиннадцатиметровых. Он мог обить пенальти любому вратарю мира, даже не глядя...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Готовьтесь к зиме

Что делать конькобежцу осенью

Девятнадцать лет назад

1917 год в музее Ленина