Вокруг конфликта

Владимир Анисимов| опубликовано в номере №1272, май 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

На головной фабрике гомельского швейного объединения «Коминтерн» произошло «ЧП»: решением Госнадзора несколько моделей мужских костюмов были лишены Знака качества. Причины? Как отмечено в акте, нарушения технологической дисциплины.

Я приехал в Гомель спустя два месяца после суровой санкции Госнадзора. Но, видимо, вызванный ею резонанс был настолько силен, что психологическое потрясение не успело пройти:

– Никогда такого позора не было! До сих пор опомниться не можем. Какое-то чудовищное сплетение обстоятельств!

Не называю автора этих слов только потому, что слышал их в разных вариациях от многих.

Потом последовали подробности: мол, инспектор лаборатории Госнадзора осмотрела малое количество костюмов; примеряла не на тех манекенах; придиралась к сущим пустякам вроде двух-трех пропущенных стежков... В общем, как казалось работникам фабрики, велась проверка предвзято. Костюмы же хорошие.

И тут у нас возник простой с виду вопрос: если швейники считают наказание явно несправедливым, почему не записали в акте проверки свое особое мнение? Наконец, не обжаловали акт?

– Да мы как-то не подумали... Решили, что все равно ничего не изменишь... – так мне Зоя Михайловна Суханова ответила, главный инженер объединения.

Однако на собрании, которое состоялось вскоре после проверки, насчет несправедливости и речи не было, наоборот... Вот выдержки из стенограммы:

М. М. Березовская, начальник ОТК: «Ожидать такого положения можно было давно. Случившееся закономерно. Дефекты изо дня в день повторяются. Контролеры ОТК не могут принять с первого предъявления ни одной единицы. При таком качестве с ленты контролеры пропускают работу с дефектами».

Л. И. Цыбакова, заместитель директора по качеству продукции: «В настоящее время сложилась очень неблагоприятная обстановка с качеством... Трудности имеются, но это не дает права нарушать технологическую дисциплину».

Разговаривали об этом с 3. М. Сухановой и ее заместителем 3. И. Конюшенко.

– Если качество на должном уровне, как понимать выступления на собрании?

– Мы ведь должны были как-то реагировать на постановление Госнадзора...

Позиция руководителей фабрики вряд ли составляет секрет для кого-либо из работниц. Отсюда и вывод делается: ну, поругали – так это для порядка, в «воспитательных целях», а серьезно беспокоиться не о чем.

Но если от эмоций вернуться к фактам, то именно после проверки были сделаны изменения в технологии производства: швейники улучшили влажно-тепловую обработку ткани, изменили способ втачки рукава, метод подгонки подкладки и так далее. Мне говорили, что все мероприятия плановые, они были бы осуществлены независимо от проверки. Это сути дела не меняет: раз требуются изменения в технологии – костюмы еще не безупречны. Впрочем, сколько ни совершенствуй технологию, сама по себе она гарантию качества не дает. Нарушить можно и самую передовую технологию – во всяком случае, в швейном деле, где почти все зависит от профессиональной подготовки швеи. Как выяснилось, от нарушений технологической дисциплины избавиться... почти невозможно. «Едва мы успеваем подготовить работницу, – жаловались на фабрике. – как она подает заявление об уходе. В последние годы текучесть доходила до 17 процентов! Отработав положенный срок, уходят и выпускники ПТУ. На их место садятся неопытные девушки, и все начинается сначала: ошибки, отклонения от технологии, стандартов, возвраты на переделку».

Надо оговориться, что обвинять в текучести кадров только гомельчан было бы действительно несправедливо. Большую часть вины должен принять на себя Минлегпром БССР: за то, что предприятие, после реконструкции численно выросшее втрое, имеет лишь 150 мест в новом общежитии, а сотням людей, в том числе и выпускникам ПТУ, приходится жить на частных квартирах; за то, что с бытовыми трудностями связано три четверти заявлений об уходе; за то, что затраты на профессиональную подготовку редко оправдываются...

Но тем не менее спросом гомельские костюмы пользуются. И у обычно придирчивых работников торговли отзывы неплохие. Значит, в принципе, можно шить хорошо? Основной костяк рабочих кадров сохраняется – это, как правило, те, кто проработал много лет и редко допускает брак. Получается, все беды от молодых происходят, в первую очередь от непривычки к дисциплине. А отсюда уже и все остальное – дефекты, возвраты на переделку. Молодые же и текучесть кадров создают.

– И чего они уходят? – искренне удивлялась швея Нина Васильевна Новикова. – Сейчас на фабрике просто рай, только работай.

Нине Васильевне есть, конечно, с чем сравнивать: двадцать пять лет назад она начинала не в таких светлых, чистых цехах, не на таком оборудовании. Ну, а если попытаться взглянуть на все глазами тех, кто поступил недавно?

Начальный этап в учебно-курсовом комбинате длится четыре месяца. Вернее, должен длиться. Едва здесь набирается группа, как начальники цехов всеми правдами и неправдами стараются сразу забрать учениц на рабочие места, «борьба» со своим же учебным комбинатом идет за каждого человека. Трудно сказать, что выигрывают начальники цехов, сажая на конвейер... недоучек. Вроде бы облегчается положение с планом: больше рабочих рук на конвейере. Но каких рук? Неумелых, робких. А условия, в которые они попадают в цехе, требуют прежде всего полноценной профессиональной подготовки. Ритм производства здесь напряжен до предела, обычной выработкой никого не удивишь: нет ни одной швеи, не выполняющей сменного задания, а те, кто работает больше трех месяцев, выполняют нормы на 120 – 160 процентов. Говорят, такой ритм диктуют пустующие рабочие места... Но и его недостаточно, чтобы цех выполнил план, нередко приходится работать по субботам.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены