Во славу родины

А Финогенов| опубликовано в номере №304, апрель 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

На мостике Иван Федорович

В полдень 7 февраля ледовый корабль «Мурман» протяжными гудками попрощался с родным Мурманском. На Кольский залив опустился густой туман, но несмотря на это корабль дал полный ход, чтобы скорее выйти в открытое море.

На капитанском мостике с биноклем в руках стоял ледовый капитан Иван Федорович Котцов. Страна поручила ему отправиться в суровые и неведомые воды Гренландского моря, чтобы снять папанинцев со льдины.

Иван Федорович - потомственный моряк. Его предок был архангельским матросом. За отважное плавание в Северном море Петр I наградил матроса званием «корабельного вожи», как тогда назывались лоцманы, и пожаловал ему грамоту.

Иван Федорович Котцов достойно продолжает традиции своего предка.

... Стояла ненастная октябрьская осень 1934 года. Круглые сутки было почти темно. Сплошной туман сбивал корабль с пути. Свирепствовал десятибальный шторм. Но ничто не могло остановить корабль «Таймыр», спешивший под водительством капитана Котцова к Земле Франца - Иосифа, чтобы принять на борт отважного зимовщика Ивана Дмитриевича Папанина. Свой ледовый поход капитан Котцов завершил с честью, впервые в истории мореплавания проложив путь к Земле Франца - Иосифа в осеннее время года.

И теперь, спустя четыре года, капитан Котцов снова шел к Папанину. Но этот поход был неизмеримо труднее...

Подвиг комсомольца Братанова

Была полночь, когда наш корабль вошел в Норвежское море. В машинном отделении вступала на вахту очередная смена машинистов. Машинист комсомолец Братанов, закончив работу, собрался идти отдыхать. Неожиданно корабль сделал такой сильный наклон, что Братанов упал и кубарем покатился по лестнице. Он быстро поднялся и посмотрел на кренометр. Стрелка показывала более 50 градусов. Еще 2 - 3 градуса крена - и корабль может перевернуться.

Братанов побежал наверх. Через палубу с грозным гулом перекатывались огромные волны.

Навстречу бежал механик Лобзин.

- В чем дело? - спросил Братанов.

- Нужна срочная помощь: испортился руль.

Чтобы исправить руль, нужно спуститься в румпельное помещение, которое находится на корме. Но как туда попасть, если корма вся в воде?

Никому ничего не говоря, Братанов вернулся в машинное отделение, схватил разводной ключ и снова выскочил наверх. Спрыгнув в румпельное помещение, он очутился по пояс в ледяной воде. Нужно было отвинтить на дне железную пробку и выпустить воду в нижний балласт. Братанов зацепил ключом за пробку. Ключ все время скользил в руках. Соленая вода разъедала тело; ноги и руки застывали от холода.

Через сорок минут пробка отскочила, и вода ушла в нижний балласт. В это время по корме на помощь к Братанову пробирался механик Лобзин. Неожиданно подкравшаяся сзади волна сбила механика с ног и начала швырять по палубе, увлекая в море.

Братанов напряг последние силы и выскочил на корму. Он упал на механика, чтобы своей тяжестью задержать его на палубе. Помедли Братанов еще секунду - Лобзин перекатился бы за борт корабля.

На рассвете рулевое управление было исправлено и на корабле снова началась нормальная жизнь. Началась авральная работа по ликвидации последствий двухдневного шторма.

«Мурман» снова полным ходом начал следовать по курсу, приближаясь к Гренландскому морю.

Где Черевичный?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Партизаны двенадцатого года

Из русской истории