Вилла в Лозанне

Владимир Александров| опубликовано в номере №1390, апрель 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Повесть

Продолжение. Начало в №№ 1—7

Трубка стукнула: ее положили. Спустя немного послышалась перебранка — два голоса, что-то тяжело упало, вскрик. Сопение в трубку.

— Ты что там тявкаешь? Это я, Пауль, ты что нам предлагаешь? — Грязное ругательство. — Я ему съездил по роже, свинье! Жаль, тебя не могу достать, ну ничего, я с тобой еще посчитаюсь! Шеф отдал приказ — и он будет выполнен! — Хриплый кашель, сопение. — Мне наплевать на твоего офицера и на всю их дерьмовую контрразведку!

— Пауль, Пауль, это глупо! — Герда истерическим жестом хваталась рукой за лоб, щеки, губы; лицо ее горело; она заплакала. — Я умоляю тебя! Сопротивление бессмысленно! Вы заплатите жизнью за эту глупость!..

— Тут один уже заплатил... — Пауль хрипло рассмеялся. — Этот красный ублюдок заложил нас всех! Я его пришил пером, как цыпленка! Вот он лежит, ваш профессор, вместе со своим псом, — гад, изгрыз мне руку...

— Что-о-о?! — заорал в свою трубку Бурже, вскакивая со стула. — Вы убили Герберта Кинкеля?! Отвечайте: вы убили его или лжете?!

— Это какая, какая еще там сявка пасть дерет?! — взорвавшись, завопил Пауль. — Ах, это ты, герр .офицер! Подслушиваешь? Ну, послушай еще: да, я его пришил, эту суку! — От бешенства бывший уголовник сыпал воровским жаргоном. — Вон он лежит, пусть теперь закладывает архангелов на небе! — Хриплый смех пополам с матом. — И ты, фараон, приезжай, нарублю из тебя котлет: люблю повеселиться!

— Мерзавец! Уголовная шваль! Ты у меня, сволочь, на виселице будешь болтаться — это я тебе гарантирую! — Анри с грохотом бросил телефонную трубку.

Герда, тихонько всхлипывая, со страхом смотрела на майора. Инспектор и дежурный полицейский молча уставились в пол. Двое агентов, выскочившие из «Мерседеса», с хмурыми и решительными лицами стояли в распахнутых дверях будки в ожидании приказа. А Бурже, опустившись на стул, сидел в полной неподвижности: словно заведенная стальная пружина внутри него, энергично вертевшая им в эти часы, фазу лопнула.

— Ну-ка, давайте Лозанну, — сказал он тихо.

Инспектор торопливо вызвал междугородную станцию. Когда соединили с Лозанной, Бурже назвал номер служебной квартиры.

Трубку снял помощник майора.

— Они убили профессора Кинкеля, — усталым голосом проговорил Анри. — Я только что говорил с одной этой нацистской сволочью... Что предприняли наши, Пьер? Где мсье Шардон?

— Пятнадцать минут назад опергруппа донесла, что слышали рычание собаки и выстрел. До этого на вилле было тихо. Попыток вывезти аппаратуру немцы не предпринимали. Мсье Шардон уехал туда несколько раньше, чем пришло сообщение о выстреле, — он очень волновался, полагая, что профессора удерживают силой в доме, потому что до сих пор телефонного звонка от него не было. С мсье Шардоном поехали Бернард и Жорж. Три минуты назад они сообщили, что достигли района дач. Какие приказания, патрон?

Бурже грузно поднялся с трубкой в руке.

— Ах, какая беда, какая беда, — будто про себя пробормотал он. — Слушай меня, Пьер... Приказываю: надежно блокировать виллу, чтоб они не проскочили, и взять живыми. Если применят оружие, уничтожить. Уничтожить на месте! Главное, Пьер, чтобы не по страдал ни один житель поселка — это под твою ответственность, имей в виду!

Поручив одному из агентов держать связь с бернским управлением полиции и дорожными постами, занятыми поисками резидента, Бурже, забрав с собой Герду Фюбинг, пошел к машине.

— Едем в Лозанну, и быстро, как сможешь! — сказал он шоферу.

— Есть, патрон, побыстрей! — Шофер снял с фар маскировочные щитки с узкими щелями.

Синий «Мерседес», взревев мощным мотором, ринулся в сгустившуюся мглу. Небо застилали тучи, лишь кое-где блестели звездочки. В окнах проносившихся по сторонам придорожных домов — ни огонька. Навстречу по шоссе ползли светлячки маскировочных фар автомобилей. Шофер майора вел «Мерседес» на предельном режиме с открытыми фарами и, периодически включая дальний свет, что запрещалось приказом о светомаскировке, бросал в ночь длинные, как ножи, белые лучи. Но старший инспектор, понимая чрезвычайность момента, невозмутимо наблюдал из своей стеклянной будки, как вдали на автостраде вспыхивает и гаснет, вспыхивает и гаснет яркий свет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

На пути в революцию

К 115-ой годовщине со дня рождения В. И. Ленина

Добром живет человек

Нравственная норма

Болгарские находки

Молодежная мода