Весенний лёд

Федор Титов| опубликовано в номере №744, май 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Тьфу!... Типун тебе на язык! Чего ты беду накликаешь? Да и запрет - посмотрим, кто заплачет быстрей...

- Типун... И слова - то у тебя... Одно слово - Дарья!...

Коля еще что - то хочет добавить, но лодка с ходу ударяется о борт моторки. Он хватается за леер и больше ничего не говорит. Пока Даша распутывает веревку с якорем, Коля залезает в свою будку, и вскоре оттуда доносится ровное гудение паяльной лампы. Через четверть часа моторка, деловито постукивая двигателем, подбрасывая в небо из тонкой трубы черные кольца дыма, плывет по наполненному солнечным светом озерному простору.

- Ой, Коля, посмотри! Уток - то, уток сколько! - От восторга Даша всплескивает руками.

На краю огромной льдины, как черное покрывало, расселась стая уток. Птичий гам слышен даже сквозь стук мотора. Коля кривит губы:

- Какая невидаль - утки!

Но рука его невольно поворачивает руль, и моторка направляется прямо на льдину. Утки разом поднимаются и тучей пролетают над самой водой.

- Коля! Бревно! Гляди! - вновь всплескивает руками Даша.

Коля фыркает:

- Бревна не видала! Ну, дите!... Внимание Даши привлекает то бревно, то днище бочки, то полузатонувшая корзина. Она рада всему: яркому солнцу, чистому небу - всему миру, щедро раскинувшемуся перед ней в это весеннее утро. И огромное ледяное поле, на которое угрюмо косится моторист, не вызывает у нее никакого страха. С восторженным любопытством разглядывает Даша проплывающие мимо них льдины: вот кусок зимней дороги с навозом, соломой, давке с вехой сбоку. Вот льдина с прорубью, вода разъела ее, но все же видно, что это именно прорубь: около нее лежит лопата. Интересно, чья лопата? Из какой деревни?

- Погоди... Будет тебе интерес! - все еще ворчит моторист.

- Коля! Дай я порулю, а? - просит Даша.

- Как же... Обязательно... Увидишь щепку и про руль забудешь! - Он подчеркнуто строго смотрит вдаль.

Даша обиженно поджимает губы: «Ишь, заважничал!... Подумаешь! Нет, так и не надо». Но обмануть себя ей не удается. Ведь она вчера сама напросилась у председателя е эту поездку. Ох, как хочется ей взять в руки чуть подрагивающий руль и стоять, вдыхая ни с чем не сравнимый запах перегорелого машинного масла!...

Давно затаила Даша мечту стать мотористкой. Когда колхоз отправлял Колю на курсы мотористов, она не выдержала, ушла с собрания и целый вечер проплакала от обиды. Но никому ничего не сказала. Ведь все равно не отправят! Ребят сколько угодно - где уж тут девчонке! Но мечта не давала покоя, и Даша всеми правдами и неправдами старалась попасть на моторку, приглядывалась, как работал Коля, и про себя думала, что если б он разрешил ей, сама бы завела мотор. Но Коля и близко не хотел подпускать Дашу к мотору, хотя частенько поручал ей наливать солярку в бак, разопревать лампу, вообще делать все, что погрязней. И Даша думала: «Почему бы ему не взять меня в ученицы? Ведь осенью он уйдет в армию! Кто будет тогда мотористом?...»

Она встряхивает головой, отгоняя заманчивые мысли. Моторка огибает скалистый мыс с одинокой сосной у самой воды и скрывается за ним.

... Солнце поднимается все выше и выше. Волнующееся марево плывет над озером. В середине дня начинает дуть ветер, усиливаясь с каждой минутой. Через час озеро становится неузнаваемым. Тяжелые крутые волны с белыми барашками пены на гребне несутся к берегу. Стоящая на мыске одинокая, с уродливыми сучьями, изогнутым стволом сосна скрипит под напором ветра. У подножия скалы вскипает вода, хлопья пены долетают до сосны. Озеро дышит холодом. Громадный ледяной массив медленно надвигается на берег. Коля направляет груженную рыбой и заметно осевшую моторку в оставшийся узкий пролив между берегом и льдом. Из трубы часто - часто вылетают кольца дыма. Моторка, словно живое существо, спешит выбраться из опасного, на глазах сужающегося проливчика. Но лед движется все быстрее. Когда до чистой воды остается каких - нибудь сто метров, на берег с шумом и грохотом наползает первая льдина и, раскалываясь на камнях, лезет вверх. С треском лопается прижатая к камням доска, на солнце блестят белые щелки. За первой льдиной ползет вторая, третья... И вот на берегу вырастает ледяной вал, подается вперед и, как бритвой, под корень срезает старую сосну...

Коля едва успевает повернуть лодку. Но путь назад уже отрезан льдом. Тогда Коля снова разворачивает моторку, и она с шумом врезается в ледяное крошево. Ход замедляется. Вдруг черные кольца перестают вылетать из трубы. Заглох мотор!

Стоявшая все это время на носу лодки Даша, всплеснув руками, бросается в рубку, перепрыгивая через корзины с рыбой. Распахнув дверцу, она испуганными глазами смотрит на побледневшего Колю. Дрожащими руками он шарит по мотору.

- Что случилось? - спрашивает Даша.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены