Великий объемный

опубликовано в номере №337, январь 1941
  • В закладки
  • Вставить в блог

В техническом прогрессе кино есть нечто головокружительное. Оно родилось на свет немым, серым и плоским. Совсем недавно оно обрело дар речи, затем стало цветным и ярким, как сама природа. Теперь решена еще одна задача: кино стало объемным, трехмерным.

Глубину пространства, объем предметов одним глазом увидеть нельзя. Лишь когда мы смотрим на предмет обоими глазами, он нам кажется выпуклым. Почему это происходит? Потому, что правый глаз видит предмет с одной «точки зрения», а левый - с другой. Получаются два изображения, сходные, но не тождественные. В мозгу они «накладываются» одно на другое и сливаются в цельное, объемное впечатление от предмета.

Теперь представьте себе обыкновенную кинопленку, на которой сняты рядам два изображения: одно - для правого глаза, другое - для левого. Двумя объективами (или, еще проще, двумя зеркалами) эти изображения отброшены на экран.

Растр (решетка) экрана так рассчитан, что в просветы между его проволочками каждый глаз видит только одно из двух изображений. Второе изображение оказывается прикрытым непрозрачной проволочкой и поэтому невидно. Другой глаз, наоборот, видит именно это, второе изображение и не видит первого.

А в результате в мозгу зрителя создастся иллюзия единого, объемного изображения.

Очень остроумно, очень сложно и, если вдуматься, очень просто.

А главное, это уже не проект: это реальность. Сейчас, когда пишутся эти строки, режиссер Андриевский и оператор Суренский закончили съемки первого экспериментального стереоскопического фильма-концерта.

... На скале, на берегу Черного моря, стоит Владимир Яхонтов и читает последнюю главу из поэмы Маяковского «Хорошо!» Эта глава кончается строчками:

«Славьте

молот

и стих,

землю молодости».

Идет концерт на экране. Играет на арфе Вера Дулова, поет и танцует Галина Немченко. По аллее от моря поднимается Яков Флиер. Он входит на террасу, садится за рояль, и прекрасные звуки Листа несутся над притихшим залом. Потом появляется жонглер Виталий Спевак. Он подбрасывает мячи, и они словно летят в партер. Это ощущение объемности много раз будет приводить в восхищение зрителей картины, где нет плоских движущихся фотографий, где чувствуется воздух, глубина пространства, где каждый предмет реален, ощутим.

Зрителю порой хочется протянуть руку, чтобы схватить как бы вплывающую с экрана в зал рыбу или порхающую над партером птицу, поймать на лету букет цветов, прикоснуться к чудесной яблоневой ветке, повисшей над партером...

Особенно интересен эпизод со стеклянным шаром: он как бы выкатывается из глубины кадра и повисает в зале. Внезапно внутри этого шара появляется совершенно реальная Вера Дулова со своей арфой.

Много чудесных открытий сделает зритель этого первого стереоскопического фильма, который в скором времени будет показан в столичном кинотеатре «Москва».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены