В Синегорье

Юрий Нагибин| опубликовано в номере №615, январь 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

У зоотехника стало сонное лицо.

- Надумали чабаны... Я поддержал.

- Скажите вот что: который вышел, верно, главный чабан?

- Главный... - повторил Злотин таким тоном, будто сам не был вполне убеждён в этом...

- Чубаров, если не ошибаюсь? - Карташов вдруг совсем по - мальчишески рассмеялся и хлопнул себя по колену. - Характерный старикан!...

Дверь распахнулась, в комнату влетел подпасок. Он, видимо, имел важное сообщение, но, запыхавшись от чрезмерного усердия, лишь лязгнул зубами и замахал руками. Но пастухи поняли его без слов и гурьбой повалили из домика.

Вломившись в самую гущу, старые чабаны громкими криками, свистом, пастухом деревянных колотушек попытались выгнать овец из загона. Овцы шарахнулись и встали плотной, дрожащей, как студень, массой.

В это время Поля и подпасок Вася пригнали из закутка с десяток коз во главе с огромным козлом, в жёсткой клочкастой шерсти цвета высохшего дубового листа. Он был чуть не с телёнка ростом, дородный, важный, но комолый.

Козы вломились в ту часть стада, которая находилась поближе к краю загона. Напористые, жилистые, они разворотили плотную овечью толщу, лишили её спаянности.

- Коз!... Коз!... - закричал издалека главный чабан. Крик его означал: «Козы, вперёд!»

- Коз!... Коз! - на все лады подхватили чабаны, подпаски, бойцы - азербайджанцы и бабка Дуня, древняя сторожиха овчарни.

- Ко - о - з! - неожиданно для себя завизжала Поля и прутом огрела по спине дородного козла. Тот боднул воздух безрогой головой и ринулся вперёд, отшвыривая овец, увлекая за собой коз. Заработали пруты по тонким ножкам овец. Вскинулись маленькие головы, овцы увидели вожаков и устремились на поляну.

Страх перед неведомой опасностью пробудил в овцах древние навыки: тяжеломясые, тонконогие, они выделывали прыжки, которым позавидовали бы их горные предки.

А тут ещё перед самым «предбанником» козёл вдруг свернул в сторону. Его испуг мгновенно передался овцам. Казалось, ещё секунда - и весь гурт кинется врассыпную. Но, опередив беду, Аликпер схватил железными руками козла и повернул его к воротцам; пинок ногой - и, утратив своё достоинство, бородатый муж ста жён галопом влетел в круглый загончик. За ним вприпрыжку - козы, а затем и овцы, вновь покорные вожакам.

Своеобразную и живописную картину представляла собой площадка овцефермы. Повсюду, куда ни глянешь, мечутся овцы. Издавая всевозможные возгласы, их преследуют люди то цепочкой, то порознь.

- Ну как, не угробили ещё стада? - спросил подъехавший на мотоцикле Миша Пустовойтов, председатель сельсовета.

- Нет ещё, - сумрачно отозвался второй чабан. Председатель сельсовета оглядел поляну, и на молодом загорелом лице его отразились азарт и страдание.

- Как же это они так разбежались! Ну - ка, я их маленько поверну. Он дал газ и понёсся наперерез косяку овец, бежавшему к дороге... У «предбанника» давка. Овцы забили своими телами воротца, ряд напирает на ряд, крайние овцы пытаются втиснуться в самую гущу. Малыши, попавшие в давку, уж не блеют, лишь попискивают, стиснутые боками маток.

Рядом в тоскливом бездействии мается зоотехник. Он чувствует свою полную беспомощность в этой живой напряжённой сумятице борьбы и даже боится взглянуть туда, где в жуткой тесноте и духоте страдальчески вякают ягнята.

Наконец, видно, приняв какое - то решение, он наглухо застегнул свой тяжёлый, негнущийся плащ и пробрался к главному чабану.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены