В радищевских местах

Вл Лидин| опубликовано в номере №534, август 1949
  • В закладки
  • Вставить в блог

С холма, откуда спускается дорога в долину, далеко на просторе полей можно увидеть ветряную мельницу и дома Верхнего Аблязова. Здесь, где прошли детские годы Александра Николаевича Радищева, я мысленно перенёсся в те далёкие времена, когда похилившиеся избы, печаль, запустение встретили Радищева в Верхнем Аблязове после долгих лет ссылки в Илимский острог. Он вернулся сюда надломленный и разбитый. В одном из писем он пишет о том, какими больными и беспомощными нашёл в родных местах отца и мать. Почти год прожил Радищев в Верхнем Аблязове, занимаясь вопросами землепользования и обработки земли и работая над очерком «Описание моего владения».

Дом Радищева не уцелел, только обелиск с надписью установлен на месте, где некогда стоял он рядом с церковью, в которой похоронены отец и мать Радищева и три его сына. Церковь эта - единственный материальный памятник далёких радищевских времён. Колхоз в Верхнем Аблязове носит название «Родина Радищева». В радищевском музее, в который приходят колхозники и экскурсии школьников, на одной из стен висят фотографии комсомольцев - участников Великой Отечественной войны: широкая надпись «Потомки Радищева» протянута над этими фотографиями. Для потомков Радищева тот «тютнарский» (на реке Тютнар стоит Верхнее Аблязово) чернозём, которому предрекал замечательное будущее великий их предок, давно стал обработанной ими колхозной землёй; по праву считаются передовыми людьми сельского хозяйства верхнеаблязоеские колхозники. Этой осенью будет в колхозе электрический свет, и этой же осенью некогда глухое село, в которое долгие месяцы ехал Радищев, будет полностью радиофицировано.

Не одна сотня детей верхнеаблязовских колхозников учится в школе, и множество молодых специалистов вышло из Верхнего Аблязова на широкую дорогу жизни. О судьбе этого молодого поколения особенно думаешь именно здесь, где с детства наблюдал Радищев величайшую бесправность крепостных крестьян и подлую жестокость помещиков.

Верхнеаблязоеские колхозники делами своими прославляют память великого земляка. Уже поднимаются молодые деревца на высаженных ими полезащитных лесных полосах, двадцать семь тысяч пудов хлеба сдали колхозники государству в прошлом году, и богатый урожай снимают они ныне. Свыше трёхсот экземпляров газет и сто экземпляров журналов выписывают колхозники Верхнего Аблязова, и в Анненкове, куда по соседству ходят учиться их дети, при колхозе «Гигант» есть школа, которая могла бы украшать любой город.

Я долго ходил по светлым, просторным её классам, и в каждом из них можно было увидеть следы рук трудолюбивых учеников: именно они, школьники анненковской школы, создали биологический кабинет, даже с перенесённым действующим под стеклом муравейником, насадили сад при школе и разделали грядки огорода. Свыше полутора тысяч питомцев выпустила уже школа в жизнь, и по каким только дорогам ни пошли дети верхнеаблязовских и анненковских колхозников, став врачами, педагогами и агрономами... Колхозники артели «Родина Радищева» чтут память великого своего. односельчанина. Они чтут его не только тем, что есть в колхозе радищевский музей и устанавливается памятник Радищеву. Они чтут его своими делами, и поистине обращение Радищева: «Мой друг! ты близ моего сердца живёшь, и имя твоё да озарит сие начало!» - ощутил я в колхозе «Родина Радищева», как обращение Радищева к своим потомкам, - может быть, правнукам крепостных крестьян, ныне ставшим полноправными гражданами Советской страны.

Радищев оставил замечательную запись о назначении писателя: «...блажен писатель, если творением своим мог просветить хотя единого, блажен, если в едином хотя сердце посеял добродетель».

Наблюдая дела верхнеаблязовских колхозников, можно сказать, что Радищев именно принадлежит к тем писателям, которые могли бы почитать себя счастливыми. Из тьмы самого мрачного крепостничества прозвучал его голос, возвещая времена будущие и счастливые, когда не может быть места насилию на земле и когда человеческая личность будет свободной. «Человек родится в мир равен по всем другому... следственно тот, кто восхощет лишить его пользы гражданского звания, есть его враг», - заявил Радищев в те жестокие времена XVIII века, когда крестьянин был не только собственностью помещика, но и уподоблен скоту: владелец Анненкова помещик Зубов свыше года продержал на цепи неугодного ему приказчика.

В. И. Ленин, говоря о временах самодержавного бесправия, оставил страстные строки, в которых поминает Радищева: «Мы гордимся тем, что эти насилия вызвали отпор из нашей среды, из среды великороссов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров - разночинцев 70 - х годов...»

Радищев близок нам не только потому, что мы глубоко прочувствовали его трагическую судьбу, что, по словам Герцена, мы слышим в его строках то, что «привыкли слышать и Б первых стихотворениях Пушкина, и в «Думах» Рылеева, и в собственном сердце», но и тем, что многие его страницы дышат современностью.

В самом деле, неужели 159 лет назад написаны строки Радищева о том, что, «заклав Индийцев, одновременно злобствующие Европейцы, проповедники миролюбия во имя бога, истины, учители кротости и человеколюбия, к корени яростного убийства завоевателей, прививают хладнокровное убийство порабощения приобретённых невольников куплею. Сии - то нещастные жертвы знойных берегов Нигера и Сенегала, отринутые своих домов и семейств, переселённые в неведомые им страны, под тяжким жезлом благоустройства, вздирают обильные нивы Америки, трудов их гнушающейся. И мы страну опустошения назовём блаженною для того, что поля её не поросли тернием и нивы их обилуют произращениями разновидными? Назовём блаженною страну, где сто гордых граждан в роскоши, а тысящи не имеют надёжного пропитания, ни собственного от зноя и мраза укрова. О дабы опустели паки обильным сим странам! дабы терние и волчец, простирая корень свой глубоко, истребили все драгие Америки произведения!»

Размышления Радищева о том, как растить новое поколение, также не устарели для нас и поныне. М. И. Калинин писал: «Мысли Радищева о воспитании и по сей день могут считаться прогрессивными».

Внук Радищева, известный художник Алексей Петрович Боголюбов, в своих до сих пор не опубликованных записках пишет, вспоминая о матери Фёкле Александровне, дочери Радищева, что она воспитала детей, следуя заветам отца: «Рекомендую каждому, до кого дойдёт моё слово и кто любит детей своих, затрудняясь их воспитанием, обратиться к этому радищевскому евангелю.» (глава «Крестцы» из «Путешествия»).

Двести лет прошло со дня рождения Радищева, свыше полутораста лет назад вышла его замечательная, уничтоженная по приказу Екатерины книга «Путешествие из Петербурга в Москву». Но на примере судьбы хотя бы его односельчан, верхнеаблязовских колхозников, особенно молодого поколения, можно увидеть, как далёкие его мечты стали реальностью, и вновь прочувствовать, что книга его не сгорела в огне, а осталась нетленной во всём величии замыслов великого демократа Радищева.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены