Угол белой стены

Аркадий Адамов| опубликовано в номере №1056, май 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Да, в Борске работа, по существу, закончена. Чемодан с гашишем нашли, Семенов и Стукова понесут наказание, которое каждый из них заслужил. Все это Лобанов уже доведет до конца сам.

Что же ждет Коршунова на новом месте? Убийство таксиста раскрыто. Об этом сообщил вчера Сергею Нуриманов. А сегодня Сергей говорил перед отлетом с Сарыевым. И тот неожиданно сообщил о записке с адресом Семенова, которую нашел в своей машине сменщик убитого Гусева. С адресом Семенова! Что бы это могло значить?

Сергей усмехнулся. Какой расстроенный голос был у Сарыева! Ну, еще бы! Они считали преступление раскрытым, а тут такой сюрприз. Правда, Сарыев подтвердил, что убийца найден и изобличен, но не признался. Значит, и не объяснит, как эта записка попала в машину Гусева. Может быть, она не имеет отношения к убийству? Нет, тут что-то не то. Интересно, знает Рожков об этом убийстве? Ведь он уехал из Ташкента... Когда же он уехал? Ну, конечно. Наутро после убийства. Выходит, может знать. Но вот что он знает наверняка, это кто его послал в Борек. Этого, видимо, не знают ни Семенов, ни Стуков, ни тем более Трофимов. А это самое главное. Это — начало. Оттуда идет не одна отравленная ниточка. Там пауки, которые их плетут, там главари шайки.

Но тут надо помнить, что Семенов знает в Ташкенте какого-то Борисова, который якобы и договорился с ним, что будет присылать ему наркотик для продажи. Фамилия эта явно вымышленная. Узбек по фамилии Борисов! Однако Семенов писал ему «до востребования». Вот что странно.

Еще надо помнить, что Трофимов знает некоего Юсуфа, который однажды ночевал у ребят в комнате и предложил Трофимову отвезти чемодан. Но кто такой этот Юсуф, Трофимов не знает, как и Семенов ничего не знает о мнимом Борисове. Оба могут только опознать их при встрече, больше ничего.

А вот Рожков, этот знает все или многое, но так просто ничего не скажет. Тут призывы к совести не помогут, совести у него давно нет. Он будет отступать и рассказывать только под напором улик, железных улик, и притом если сочтет это для себя выгодным. Ни о какой солидарности, дружбе, жалости речи быть, конечно, не может, этого у них нет и в помине. Рожкову это должно быть выгодно, только выгодно. Между прочим, как он испугался, когда узнал, что его отправят в Ташкент! Почему бы? Чем ему грозит Ташкент? Этого бандита никаким сроком заключения не испугать. Его может испугать только расстрел. Но спекуляция наркотиком не грозит расстрелом. Выходит, в чем-то еще замешан Рожков? Или... он боится сообщников? Вот это, пожалуй, скорее всего. Главаря боится. Ого! Ведь не так-то просто запугать Рожкова.

Кстати, интересно, что искал в поезде, подъезжая к Борску, Рожков, чей адрес он потерял? Адрес Семенова в данном случае исключается, его Рожков и так знал, ему не надо было его записывать. Интересная, между прочим, получается ситуация с утерянными адресами в разных, казалось бы, делах — убийство таксиста и спекуляция наркотиком. Однако эти дела связываются двумя обстоятельствами: и там и тут фигурирует гашиш, а главное, в машине убитого таксиста найдена записка с адресом Семенова. Да, все странно, все пока непонятно!..

Сергея охватило нетерпение. Черт возьми, скорей бы уж Ташкент! Сколько дел ждет его там, срочных, неотложных дел!..

Он посмотрел в круглый иллюминатор. Далеко впереди по курсу в легкой серебряной дымке возникал огромный город.

В салоне появилась молоденькая стюардесса.

— Товарищи, подлетаем к Ташкенту, — объявила она. — Самолет идет на снижение. Прошу пристегнуться ремнями.

На передней стенке салона возникла светящаяся надпись: «Не курить».

Сергей загасил сигарету и потянулся. Ну вот и прилетели. Начинаются ташкентские дела.

Когда Сергей вышел на площадку трапа, то сразу увидел внизу среди встречающих Нуриманова и Валькова.

Длинный, худой Нуриманов приветливо махнул ему рукой, при этом узкое лицо его оставалось невозмутимым. Зато круглое, добродушное лицо Валькова прямо-таки светилось в улыбке. Он поднял над головой короткие, сцепленные как бы в пожатии руки.

Сергей спустился по трапу, держа в одной руке чемоданчик, в другой шапку и расстегнув пальто.

— Ну, жара же у вас тут, братцы! — сказал он, обнимая по очереди встречающих.

— Тепло, — коротко подтвердил Нуриманов.

— Разрешите чемодан, товарищ полковник, — улыбаясь, сказал Вальков.

— Ну, ну, — строго сказал Сергей. — Ты меня за кого принимаешь, Макарыч?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

И нужно идти дальше…

С делегатом XXIV съезда КПСС, начальником Главтюменьгеологии, лауреатом Ленинской премии, Героем Социалистического Труда Юрием Георгиевичем Эрвье беседует специальный корреспондент «Смены» Леонид Плешаков