Творчество

Сергей Крутилин| опубликовано в номере №565, декабрь 1950
  • В закладки
  • Вставить в блог

Суббота - в этом уже убедился Василий - суетный день. В субботу вечером у него занятия в университете, и на заводе он долго задерживаться не может, но получается всегда так, что именно на субботу выпадают всякие неотложные дела и в университет он приходит уже к началу лекции, а несколько раз даже опоздал. Его встречают там улыбками: «А - а... Капустин... Заявился!...»

Эти неприятные для Василия замечания университетских друзей не нравятся ему, и он уже но один раз давал себе слово, что опаздывать в университет больше не будет. Василий ещё за день до того говорил себе: «Завтра суббота... сделай всё, что надо, заранее». И в субботнее утро, едва войдя в цех, Василий хмурил широкие брови и внимательно вслушивался в работу своих станков.

- Ты чего нахохлился, как петух? - спрашивал, подходя к нему, Дмитрий Георгиевич, парторг цеха. - Или дело не ладится?

Капустин, улыбнувшись, пожимал в ответ плечами: как «нахохлился»? Он даже и не подозревал, что внутренняя сосредоточенность в этот день отражалась на его внешнем виде.

- Нет, ничего... всё хорошо...

И правда, сегодня всё шло хорошо: станки его (он наладчик) работали безукоризненно, и Капустин в том обычном своём хорошем настроении, когда он особенно весел и любит пошутить, зашёл в обеденный перерыв в комнату, где помещался его рабочий столик - столик секретаря комсомольского бюро цеха.

В небольшой комнатке было накурено; молодые рабочие - юноши и девушки - сидели кто на стульях, кто на скамьях, стоящих вдоль стен, и, видимо, ожидали его, ибо, как только Василий вошёл, их смех и оживлённый разговор смолкли.

- Комсомольский перекур?.. - пошутил Василий, здороваясь со всеми за руку.

- Нет, Вася, - сказала, поднимаясь и подходя к нему, Полина Новикова. - У нас дело к тебе...

Полина - высокая девушка в синем комбинезоне - подошла к столу и положила перед Василием лист бумаги. Едва только Капустин взглянул на него, всё понял: новое приспособление.

- Это для какого же станка? - удивлённо и вместе с тем радостно спросил Василий; он знал, что почти каждый станок в цехе уже оборудован тем или иным приспособлением.

- Для сверлильного...

- Так на нём мы уже поставили автомат!...

- Ну что ж, что поставили, - спокойно ответила Полина. - А теперь вот есть предложение полностью автоматизировать его: чтоб и подача заготовок, и сверление, и снятие со станка готовых деталей - всё происходило автоматически...

- Это... здорово! - загорелся Василий. - Это очень здорово!...

Василий Капустин несколько лет работает на заводе. Но комсоргом в третьем цехе его избрали сравнительно недавно. Он считает для себя это избрание большой честью: третий цех - один из передовых на заводе по внедрению в производство рационализаторских приспособлений.

Навсегда Василию запомнилось первое впечатление, которое произвёл на него завод. Ему показалось, что он попал в какой - то научно - исследовательский институт или лабораторию: в каждом цехе, каждом пролёте велись работы по обобщению стахановских методов труда, испытывались и внедрялись в производство новые предложения рационализаторов. Видно было, что работы эти велись организованно, продуманно: инженеры помогали в поисках рабочим, рабочие же, в свою очередь, подсказывали решение тех или иных вопросов инженерам.

Часто в цехе видел Василий пожилого приземистого человека, беседующего с кем - либо из стахановцев; иногда, подойдя к станку, он сам принимался за работу. Это был директор завода Климент Петрович Мирошниченко. Каждое рационализаторское приспособление, внедрённое в производство, находится под его наблюдением.

Вскоре после того, как всю страну облетела весть о почине инженера Ф. Ковалёва, призвавшего к обобщению стахановского опыта и распространению его, Климент Петрович, изучив данные комплексных бригад на своём заводе, установил, что в среднем по заводу то время, когда деталь проходит непосредственную обработку на станке, «машинное время», равно только 24 процентам. А остальные 76 процентов составляет непроизводительное, «вспомогательное время», которое включает в себя установку и снятие детали, пуск и остановку станка, промер детали и т. д., т.е. то, что рабочий делает на станке рукой. Выходит, что время, когда деталь непосредственно обрабатывается резцом, почти в три раза меньше того времени, когда деталь эта проходит подготовительные операции.

Климент Петрович Мирошниченко и инженеры завода задумались над тем, какими же путями можно сократить «вспомогательное время».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Далеко от Москвы»

Беседа с режиссёром - постановщиком фильма А. Столпером