Цветы понимают, кто их любит

Елена Головань| опубликовано в номере №1348, июль 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

В предрассветных сумерках из лосиноостровского леса по дороге в центр Москвы шли лоси. Копыта гулко стучали по пустынному асфальту. Мимо домов и строек, через мосты и перекрестки семья лесных великанов шествовала километров пять. Когда город проснулся, они были у чугунных ворот с вывеской: «Главный ботанический.сад Академии наук СССР». Уверенно, как к себе домой, лоси вошли туда и скрылись за деревьями, ничуть не смущаясь, что пришли не в лес, а в крупное научно-исследовательское учреждение. Впрочем, не они одни. Так же по-хозяйски чувствуют себя в искусственном пруду ондатры. Дикие утки даже зимой не хотят улетать отсюда, белки и зайцы – те просто остались тут с той поры, когда ботанический сад был продолжением подмосковного леса.

Первые сотрудники сада появились здесь, на окраине Москвы, весной 1945 года. Пришли с лопатами: предстояло наводить порядок на заповедной отныне территории. А тут стояли в рощах зенитные пушки, на полянах зеленели грядки деревенских огородов. Шестидесятый по счету новый ботанический сад должен был стать главным центром и координатором научной работы.

Но сначала остальные пятьдесят девять направили сюда посылки с семенами, гербариями, живыми экспонатами и книгами.

Почти двенадцать тысяч видов и разновидностей растений посажено здесь. Весной, когда в ботаническом саду чистят и пропалывают, рабочие то и дело взывают к компетентным сотрудникам: «Скажите – это растение или трава?» Выдернешь ненароком невидный лопушок, а потом окажется, что это был редчайший представитель флоры Дальнего Востока. Рядом с подорожником из земли показывается тугой зеленый крепыш. Пройдет два месяца, и он превратится чуть не в пальму: это сахалинский дудник высотой в три-четыре метра. Вместе с травой из влажной земли проклюнется слабый росточек, пригреет майское солнце – и зажжется на стебельке огонек дикого тюльпана: всего на два месяца позже, чем в родной среднеазиатской пустыне. Многие растения здешний климат и условия принимают легко, иные же заставить расти, цвести и плодоносить на чужой земле – дело долгое и трудное. Поэтому акклиматизация и интродукция – одна из важнейших задач, поставленных перед Главным ботаническим садом.

Никому сейчас не придет в голову называть экзотичными конские каштаны, которых полно на бульварах всех европейских городов. А когда-то ботанические сады привозили семена только из Греции. Оттуда же родом сирень. Из Италии на газоны всего мира перекочевали гиацинты, из Африки – гладиолусы, из Азии – пионы. Все комнатные растения – из субтропиков, тропиков и пустынь, и переселились они когда-то на новые места благодаря трудам ботаников.

В отделе тропической флоры есть оранжерея, куда имеют доступ всего два-три человека. Один из них – Татьяна Васильевна Якимова. В ее обязанности входит холить и лелеять деревья, полученные из семян. Слово «дерево» чересчур солидно для таких былинок, все равно что по имени-отчеству называть ясельных малышей. Татьяна Васильевна показывает на крошку-баобабчик. В обыкновенном цветочном горшке начинается тысячелетняя биография могучего дерева.

– Араукария араукана, самое высокое в мире дерево. – Татьяна Васильевна останавливается возле растения высотой с куст картошки, – Если соблюдать все условия, то через много лет крона араукарии может сравняться с крышей двенадцатиэтажного дома.

Сажать, рыхлить, пропалывать и удобрять – все это научные сотрудники ботанического сада делают наравне с рабочими.

– Что загрустили? Водички захотелось? Сейчас, погодите... – Голосом старой доброй няни приговаривает над своими нежными питомцами цветовод Ирина Агаджанян. Эта милая молодая женщина может часами вдохновенно рассказывать о своей работе, но в разговоре смущенно прячет руки:

– Понимаете, никак не отмываются. Пробовала в перчатках: не получается, пальцы будто слепые. Пришлось перчатки забросить.

Ирина в ботаническом саду работает больше десяти лет. Первая запись в трудовой книжке – «садовая рабочая». Сдала экзамены на биофак МГУ. Получив диплом, вернулась на старое место. Сейчас она младший научный сотрудник, готовит кандидатскую диссертацию. Но цветам безразлично, какая у тебя ученая степень, а вот человеческие руки они чувствуют прекрасно. Поэтому стаж работы в ботаническом саду можно определить по рукам, как возраст дерева – по его срезу: узловатые, с грубой кожей, поистине крестьянские руки у этих людей – докторов и кандидатов наук.

Дикие растения – ценный генофонд для получения гибридов. В ботаническом саду коллекции диких сородичей культурных растений все время пополняются. Тут, кстати, можно познакомиться с вегетарианским меню первобытного человека: на грядке помидоры величиной с горошину, капуста в несколько листиков без кочана и другие тщедушные предки огородных культур. А рядом – богатырского вида их многочисленные потомки: одной только капусты человечество создало около трехсот сортов.

Лет десять назад, накануне Восьмого марта, в Норильске передача телевидения была прервана экстренным сообщением: «Вниманию всех мужчин! К нам из Ботанического сада доставлены гладиолусы». В городе стужа минус 60, полярная ночь, все равно через полчаса у магазинов выстроились очереди из морозоустойчивых норильских рыцарей.

Доброй феей, устроившей норильчанам праздник, был Николай Райков, куратор отдела цветоводства в Ботаническом саду. Внешне он, правда, похож не на фею, а на большого и добродушного медведя. Однако цветы любит, как нежная девушка.

В Заполярье он тогда прилетел не только с укутанными в одеяло цветами. Его командировали на Норильский металлургический комбинат, чтобы внедрить там новую разработку отдела: светокультуру цветов. Сейчас в Норильске цветы в магазинах – уже не редкость.

Теперь, в общем-то, реклама новому делу не нужна: Ботанический сад получает столько заявок, что с трудом управляется. На очереди – аэропорт в Якутии, машиностроительный завод в Брянтже, колхозы и совхозы страны. В отделе цветоводства – методический центр. Тут учат, показывают, советуют.

Есть в Ботаническом саду участок, названный садом непрерывного цветения. Растения здесь подобраны так, что от первых весенних дней до снегопада не прекращается праздник цветов: не успевают завять одни, распускаются бутоны других. И то, что создано селекционерами, не просто выставка. Каждый год сотни тысяч саженцев, сеянцев, семян Ботанический сад рассылает по всей стране. Их с нетерпением ждут в озеленительных организациях, цветоводческих совхозах и колхозах, чтобы садом непрерывного цветения сделать города и поселки.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Знамя века

К 80-летию II съезда РСДРП