Три точки на карте

Станислав Петухов| опубликовано в номере №1134, август 1974
  • В закладки
  • Вставить в блог

К 30-летию освобождения Румынии от фашистского ига

«Ворота света»

Мы со школьных лет хорошо помним это название: «Железные Ворота». И в учебниках географии и в книгах путешественников для этого легендарного места всегда находились самые волнующие слова и определения. Именно здесь, у Железных Ворот, где словно сцепившиеся друг с другом Балканы и Карпаты тысячелетиями - и тщетно! - пытались остановить могучую реку, задушить железными канканами порогов ее неодолимое течение, и решили люди поставить плотину с двумя ГЭС на двух берегах - на румынском и югославском. Это было в сентябре 1964 года... С тех пор газетчики Европы не без основания переименовали Железные Ворота в Ворота Света.

За годы работы в корпункте «Правды» мне не раз пришлось бывать на румынском берегу великой стройки, знакомиться с молодыми строителями, записывать рассказы о прошлом, настоящем н будущем этих знаменитых дунайских порогов.

О чем же напоминают старые записи?

Когда-то, в общем-то еще недавно, локомотивы перетаскивали тут корабли по суше: сто двадцать часов «карабканья» каждого судна по искрящимся от натуги рельсам среди устрашающих останков ему подобных - бывших пароходов, не выдержавших испытания дикой стихией и оставшихся здесь на корабельном кладбище. Сразу же после первой мировой войны появились дерзновенные планы инженеров-утопистов, предлагавших разные проекты улучшения условий судоходства на этом «проклятом небом» участке. Но под силу подобный план стал только нашим современникам - ведь у Железных Ворот Дунай обрушивал в секунду 630 железнодорожных цистерн воды, причем гнал ее по порогам с перепадом в тридцать шесть метров!

Еуджен Геларе, один из молодых рабочих стройки, с которым я познакомился, когда он с друзьями жил еще в палатках-времянках, сказал тогда:

- Поторопились с названием... Именно сейчас-то мы и начали воздвигать на реке настоящие ворота из железа и бетона. Ворота, которые будут обуздывать более двух миллионов лошадиных сил водяного напора.

В те дни их было несколько сот - первых смельчаков-энтузиастов, юношей и девушек в спецовках, приехавших сюда со всех краев республики. Потом рабочий поселок гидростроителей стал расти, как грибы после дождя. И вскоре ряды здешней комсомольской организации начали исчисляться тысячами.

Что теперь назвать главным, самым впечатляющим в этой истории рядового героизма?

Победы над морозами и бездорожьем первой зимы?

Миллионы кубов железобетона, уложенные теми, кто учился это делать еще на строительстве электростанций Биказа и Арджеша и кто потом перекрывал тут свои же собственные рекорды в два, три, четыре раза?

Переселение старинной Оршовы со дна будущего «моря», где теперь плещутся свинцовые волны, швартуются корабли и натужно кричат чайки?

А может быть, для репортерского блокнота важнее цифры, показывающие удивительную трудовую самоотверженность ставшей знаменитой молодежной бригады крановщиков из Молдовы? Ведь это про них сложили друзья песню, рассказывающую о людях, переделывающих Дунай, и о Дунае, переделывающем людей...

Что ж, после того, как прошли годы с тех памятных встреч, мне теперь, пожалуй, кажутся особенно значительными два факта, две даты: 21 июля 1970 года, когда в теле румынской станции завертелись лопасти первого турбоагрегата на 330 тысяч киловатт, сделанного в Ленинграде, и солнечный майский день 1972 года, когда на ГЭС ожила последняя, шестая по счету турбина, уже созданная румынскими инженерами и рабочими при техническом содействии советских специалистов. Эти даты - как вехи в летописи упорного, полного вдохновения труда многотысячной армии добровольцев, для которых мечты и мысли о социализме воплотились в контурах белого колосса на Дунае. Вдумайтесь в масштабы цифр: сто десять румынских заводов всех уездов участвовали вместе с ними в создании и сооружении гидроэнергетического и судоходного комплекса «Железные Ворота», причем девяносто один из них до народной власти вообще в стране не существовал.

А недавно крупнейшая румынская ГЭС отпраздновала двухлетние со дня своего рождения. За этот срок она дала национальной энергосистеме пятнадцать миллиардов киловатт-часов. 116 тысяч кораблей под всеми флагами мира уже прошли по шлюзам нового комплекса:

На семи холмах у дельты

С каменной горы, подступившей вплотную к улице, город Тулча виден весь, как палуба судна с капитанского мостика. Правомерность сравнения подчеркивает могучая река, которая катит и катит свои волны внизу, вдоль кварталов селений и привольных песчаных отмелей. Ветер доносит сюда, на вершину, нескончаемые переклички катеров и чаек, запахи свежей рыбы и тростниковых зарослей.

Город уютно расположился на семи невысоких холмах, вблизи того места, где единый поток великой реки дробится на три самостоятельных рукава. Прежде чем попасть в широкие объятия моря, они разливаются, плетут неповторимую паутину проток и озер, о которых с одинаковым восхищением говорят ученые-биологи и заезжие туристы.

Вокруг Тулчи - просторы лесов, поймы, где в гигантских зарослях тростника живет по своим законам мир диких уток, пеликанов, лебедей и рыб. Кажется, время здесь остановилось.

Но новая жизнь властно вторгается и в район дунайской дельты. В рекордные сроки город увеличит свое население вдвое, а промышленный потенциал - во много раз.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены