Традиции Гагарина

Евгений Махов |8 Апреля 2021, 17:12
  • В закладки
  • Вставить в блог

- А Володя Комаров, мой друг, сгорел в космосе. Это тебе подопытные… - и бросил стакан с маленькой долей коньяка на пол. Я увидел, как у него повлажнели глаза.

Потом он встал из-за стола и собрался уходить. Мы все окружили его и уговаривали остаться. Я в это время схватил за грудки незваного гостя и буквально вытолкал в коридор. Юрия еле успокоили. Хотя настроение у всех было испорчено, он не ушел, и мы посидели еще довольно длительное время.

А потом Юрий Алексеевич все же попросил отпустить его, надел шинель и начал прощаться. Я, даже не спрашивая разрешения, тоже оделся и пошел с ним к машине, чтобы сопроводить его до Звездного городка.

Он направился к своей машине, я - к своей, но неожиданно Юрий Алексеевич сделал мне отмашку, и я понял: приглашает в свою машину. Мы устроились вдвоем на заднем сиденье и поехали в «Звездный».

До него ехать было в пределах часа. Всю дорогу мы говорили. Вспоминали общих знакомых. Он задал несколько вопросов, касаемых лично меня, и я понял, что мою подноготную он узнал от Зинченко. А меня, естественно, интересовали вопросы космоса, перспективы полетов, впечатления от зарубежных поездок. Но вопросы я задавал очень осторожно. Он отвечал открыто, порой с комментариями.

Зная машину начальника Центра подготовки космонавтов, охранники ни на секунду не задержали ее у шлагбаума. Мы подъехали к подъезду дома №2, и Юрий Алексеевич сказал мне, что здесь живут космонавты первого отряда, назвал несколько фамилий. Я запомнил только фамилию Волыновых, которые были соседями Гагарина. Поднялись в лифте до квартиры, и я «сдал его с рук на руки» Валентине Ивановне. Она любезно предложила выпить по чашке чая, но я вежливо отказался, понимал, что Юрий Алексеевич очень устал. Он снял шинель и прошел в комнату, а я умышленно задержался в прихожей, и мы еще немного поговорили с Валентиной Ивановной. Она произвела на меня хорошее впечатление. Умное, интеллигентное лицо, красивые глаза, правда, в них проглядывала грустинка, наверное, от усталости и переживаний за мужа, на которого обрушился водопад славы.

Несмотря на приглашение хозяйки, я не стал заходить в комнату, но через открытую дверь была видна часть гостиной, и мне все же было интересно взглянуть, как живут космонавты. Оказывается, ничего необычного. Что бросилось в глаза? Сувениры! Огромное количество сувениров! Через несколько минут из комнаты вышел Юрий Алексеевич. С неизменной, известной всему миру улыбкой он поблагодарил меня и протянул руку. Честно, я ждал этого момента. Уверен был, что Юрий Алексеевич выйдет попрощаться. Он крепко пожал мою руку. Я, кажется, даже задержал ее на долю секунды и, сказав напоследок что-то Валентине Ивановне,

вышел из квартиры. Но рукопожатие Юрия Алексеевича мне запомнилось. Сильная рука, крепкие пальцы.

Возвратился из «Звездного» в гостиницу очень поздно, но все-таки прибрал на столе, навел порядок в комнате. На полу увидел стакан, который держал Юрий Алексеевич. Надколота была только небольшая верхняя часть. Почему-то не захотелось выбрасывать его в ведро. Даже подумал, что при встрече в шутку попрошу космонавта оплатить нанесенный гостинице ущерб (тогда стакан стоил 8 копеек.).

Я долго находился под впечатлением той ночной встречи, до сих пор помню все детали. Увы, больше мне не пришлось встречаться с Юрием Алексеевичем. Спустя три месяца первый космонавты планеты погиб в авиакатастрофе. Узнав об этом, я долго плакал.

Юрий Алексеевич слишком мало пожил. Мелькнул как метеор и сгорел. Мы даже не разглядели его по-настоящему. Теперь надо собирать по крохам все, что где-то рассыпалось. Каждый его шаг, каждый жест, каждый кивок головы должен быть зафиксирован в человеческой энциклопедии.

Прошли годы. Я совершил много переездов по службе, но этот стакан всегда остается моим самым дорогим предметом памяти о встрече с Юрой. Из него я никому, вопреки просьбам, не разрешал пить (а желающих было немало), разрешал только подержать в руках.

Буквально с первых полетов у космонавтов сложились очень хорошие отношения с комсомолом, равно как и отношения Юрия Гагарина с Сергеем Павловым – Первым секретарем ЦК ВЛКСМ. Их дружба началась после того, как группа работников ЦК комсомола провела в Звездном городке целый день, где после экскурсий, встреч и бесед была проведена товарищеская игра в хоккей. Этой встречей Гагарин положил начало одной из новых традиций: встреч комсомольцев и космонавтов, и, что называется «освятил» ее на первую встрече в 1965 году. Когда закончились все мероприятия, перед отъездом гостей он пригласил «комсомольцев» в свой небольшой кабинет. Начали обмениваться впечатлениями, благодарностями, пожеланиями на будущее… Вдруг Юрий Алексеевич ошарашил всех репликой:

– Ну, чего мнетесь? Чего шепчетесь? Принесли …так выставляйте.

Мгновение, и сразу на его столе появились хорошая водка, бутерброды и еще что-то.А вот стаканов в кабинете не было.. Что делать?

Он мгновенно нашел решение. У него на столе стоял черный пластмассовый стаканчик для карандашей. Юрий Алексеевич сполоснул стакан водкой и первый поднял тост за мероприятие и его продолжение. После Гагарина тост сказал Олег Зинченко. А дальше пошло по очереди. Так отметили первую встречу «комсомол – космос». Это вошло в историю как «Гагаринская традиция». После того как опозорились, можно сказать, перед Юрием Алексеевичем на первой встрече, последующие были уже с положенной сервировкой.

С участием Гагарина оговорили и примерный сценарий встреч. Вместо хоккея договорились встречаться волейбольными командами, включили также плавание, прыжки с вышки. Так проходили эти встречи в течение трех лет. Но в 1968 году Юрий Алексеевич погиб, и после него никто о встречах не напоминал.

Первым вспомнил об этом начальник Главного политического управления Советской армии и Военно-Морского флота Алексей Алексеевич Епишев в 1970 году и поручил мне восстановить эту традицию, поскольку я в то время был помощником начальника Главного политуправления СА и ВМФ по комсомольской работе.

А когда я рассказал начальнику Центра подготовки космонавтов генерал-лейтенанту Береговому Георгию Тимофеевичу о том, что мы хотим продолжить традицию, начатую Гагариным, он горячо поддержал эту идею.

На первой же встрече был создан клуб «Комсомол – Космос». Береговой был избран президентом, а я вице-президентом клуба. Тесные общения, откровенность позволяли обитателям «Звездного» высказывать наболевшее, и порой с помощью ГлавПура решались не решаемые ранее проблемы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Цветок в руке архитектора

26 июня 1852 года родился Антонио Гауди

Варфоломеевская ночь

В ночь с 23 на 24 августа 1572 года в Париже началась массовая расправа католиков с протестантами-гугенотами