«Телегины, три человека...»

Мих Черненко| опубликовано в номере №757, декабрь 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

1

Николай Телегин шел через тайгу всю ночь. Он торопился, потому что не был дома три года и потому что январский мороз в Сибири не шутка. Дышалось легко, Николай почти не чувствовал усталости. Только очень хотелось пить.

Уже совсем рассвело, когда Телегин остановился у крайней избы соседней деревни. Увидев на крыльце знакомую пожилую женщину, он постучал в калитку.

- Водички не вынесете, тетя? Пить хочу, помираю! Всю ночь не пивши!

Женщина, не узнав Николая, сходила в дом и молча поставила на перила жестяную банку из - под консервов.

«Кружки нет, что ли?» - удивился Николай, но махнул рукой и поднес банку ко рту.

И тут же, не пригубив, отшвырнул жестянку в сторону: от посуды отвратительно пахло кошкой.

2

В начале восемнадцатого века нижегородский архиепископ Питирим принялся обращать в православную веру беглых крестьян - раскольников, селившихся в глухих лесах по реке Керженцу. За девятнадцать лет почти все скиты раскольников - приверженцев «старой веры» - были сожжены. Остатки старообрядцев, «кержаков», бежали за Урал, в Сибирь.

Потомки сектантов до сих пор живут кое - где среди нас. И, как любая другая, их вера живуча, она еще не исчезла. Всякий посторонний, верующий или неверующий, для старообрядцев - сектантов - «поганый». Собьется с дороги, попросится в дом - не пустят. Захочет есть - не дадут. Дотронется до посуды - разобьют ее. Воду вынесут в банке, из которой пьет кошка...

3

Прошел почти год. Николай с матерью переехал в рабочий поселок, работал на руднике. Комсомольцы участка избрали его своим комсоргом. Все было бы хорошо, если бы...

Пока Николай служил в армии, его мать еще больше ушла в свою «старую веру». Николай пробовал говорить с ней о боге, о религии - все напрасно. Он встречал только молчаливое, тяжелое сопротивление.

Весной Николай женился, и молодая жена Наташа переехала к нему в дом. У них родилась дочь Иринка. Но счастливая улыбка, которая появилась на лице Телегина в тот самый день, когда Наташа согласилась стать его женой, все чаще и чаще сменялась выражением озабоченности, тревоги, горя.

... Однажды Наташа кормила ребенка. В комнату кто - то вошел. Наташа оглянулась торопливо, почти испуганно. В дверях стояла свекровь в тяжелой, грубой одежде, в платке, надвинутом на самый лоб.

- Опять своевольничаешь! - процедила свекровь сквозь зубы. Не глядя на невестку, подошла к столу и протянула руку к детской кружечке: - Это что?

Наташу передернуло: руки у свекрови были грязные, давно не мытые.

- Зачем дитя портишь? Я ли тебе не говорила: из своей чашки кормить надо, без фокусов нынешних? Ишь, аптеку развела: салфеточки, марлечки всякие.

Свекровь схватила со стола детское блюдечко...

- Не смейте! - Наташа даже не ждала от себя такой смелости. Вскочила и быстро отодвинула в сторону дочкины вещи.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Комсомольская юность, вперед

Учиться и жить по-коммунистически!