Тайга родная

Николай Непомнящий| опубликовано в номере №509, август 1948
  • В закладки
  • Вставить в блог

строить комбинат, больше говоря о том, что делается сейчас. С улицы доносились грохот машин, дробящих руду, ровное тарахтенье моторов, пискливые гудки - слитный, могучий гул комбината.

- Работы много, Сергей. Видел посёлок наш? Бедновато ещё живём, в бараках. Всё временное... Целый город строить будем - за перевалом, на южном склоне: там теплее.

Сергей не перебивал его ни единым вопросом...

В распахнутое окно он видел часть двора - серый угол корпуса, сверкавший на солнце стёклами крыши, длиннотрубый паровозик, толкавший вагонетки, штабеля леса, огромные трубы и в глубине какие - то ящики, накрытые брезентом. Прошло несколько рабочих - парней и девушек - в запылённых комбинезонах, с тёмными от загара лицами: они о чём - то говорили и смеялись... Сергею захотелось быть среди них и шагать с ними рядом...

Миронов раскурил погасшую трубку и спросил:

- Ты о чём?

- О тайге. Другой она стала.

- Другой, - тихо повторил Миронов. - Я часто вспоминаю отца твоего, Матвея. Сколько тропинок протоптали мы с ним в этой тайге! Счастье своё искали. А оно, как туман, мимо проплывало. Давно это было, до революции. Знали: край богат не одним золотом да зверем... А кому, скажи, нужен был какой - то там касситерит?.. Отец часто спрашивал: «Как думаешь, Семён, придут ли когда - нибудь такие люди, что всю тайгу переделают так, чтобы раскрыла она свои богатства, чтобы дороги здесь провели, городов понастроили, дома из

столетних дубов, вечные, срубили? Будет это, как думаешь?» - Миронов ходил по комнате, чуть сутулый, коренастый, заложив руки за спину. - А что я мог тогда ему ответить? И всё - таки говорил: «Придут, Матвей, обязательно придут. Может, мы их и приведём...»

Рассеянно смотря на редкие клочья пара Я дыма, проплывавшие за окном, Сергей слушал Миронова, и слова его будили в нём что - то большое, гордое, волнующее. И снова его потянуло к незнакомым, молодым и сильным людям, пришедшим сюда, из таёжных посёлков.

Он взглянул на Миронова - тот стоял у стола лицом к Сергею и попыхивал трубкой.

- Надолго домой? - спросил Миронов, а взгляд его как бы говорил: «Ты хочешь настоящей работы? Вот она, иди и дерись, твори отцовскую мечту!»

- С месяц поживу, - сказал Сергей. Опять это были чужие не выражавшие

го, что он думал, слова.

- А я - то обрадовался, когда Нина сказала, что ты приехал! Нужны нам крепкие ребята, бывалые солдаты, по - вашему... У нас здесь в основном молодёжь. Скажу тебе, я иной раз и не чувствую своих пятидесяти лет. Молодею понемногу, - он засмеялся, смотря на Сергея лукаво прищуренными глазами. - Особый народ - сибиряки. И край особый... Что улыбаешься? Знаю: везде так говорят. В том - то и счастье... А ты своим краем гордись!

... Сергей пробыл на комбинате до вечера.

- Будешь уезжать в Москву, загляни на часок, - сказал Миронов, провожая Сергея» он смотрел ему вслед, пряча в усах добрую, весёлую улыбку.

Машину подбрасывало на впадинах. Качались и прыгали по сторонам дороги разлапистые сосны. Сергей был молчалив, ему не хотелось говорить ни о чём. Сквозь ветки деревьев видно было, как вспыхивают яркокрасными, лиловыми и жёлтыми огнями пухлые облака, сползая к горизонту, в неостывающий жар заката.

«Будешь уезжать, загляни на часок»... «Ничего ты не понимаешь, дядя Семён!» Он вспомнил слова Миронова о бывалых солдатах и улыбнулся.

- Ты каждое утро на комбинат ездишь? - спросил он, повернувшись к шофёру.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены