Тайга родная

Николай Непомнящий| опубликовано в номере №509, август 1948
  • В закладки
  • Вставить в блог

Поезд опоздал на несколько часов. Когда Сергей вышел из вагона, было уже темно. «Досада какая! - думал он, шагая по перрону и обходя большие дождевые лужи. - Попробуй доберись сейчас до посёлка...»

На вокзальной площади, у сквера, он увидел единственный грузовик. Шофёр копался в моторе, и, когда Сергей спросил, далеко ли идёт машина, он, не оглядываясь, хмуро сказал:

- Пока никуда не идёт.

На нём была промасленная телогрейка, перетянутая солдатским брезентовым ремнём. Через минуту, опустив капот, он вытер тряпкой руки, достал из нагрудного кармана папиросу и оглядел рослого, широкоплечего парня, стоявшего перед ним с чемоданом в руке.

- Домой, что ли? - спросил он, наклоняясь над спрятанной в ладонях спичкой.

- Домой. Думал: если леспромхозовская, подвезёшь до посёлка. Тащиться пятнадцать километров по грязи...

- Леспромхозовская, - попрежнему хмуро сказал шофёр. - Тебе до Урминского? Считай, что повезло. Жду начальника...

Сергей облегчённо вздохнул, словно с плеч свалилась огромная тяжесть. Он поставил чемодан, предложил шофёру московский «Беломор» и закурил сам. Шофёр сунул папиросу за ухо.

- Давно из армии? - спросил Сергей, присаживаясь на чемодан.

- Давно, - махнул рукой шофёр и стал протирать стёкла фар. - Тут месяц годом покажется - на таких дорогах. Вот сейчас: начальнику нужно утром на участке быть, ждать нельзя, - ну и болтайся в темноте по ямам...

- Дороги здесь скверные... А как в тайге?

Шофёр махнул рукой:

- Что в тайге! В тайге, как в тайге: по - старому, - он обошёл машину, пробуя ногой баллоны. - Вообще кому что нравится. Я вот до осени поработаю, а там пахну в центр... Грузи свой чемодан, - сказал он, взглянув в сторону вокзала. - Идёт начальник.

... Сергей сидел в кузове, повернувшись к ветру спиной. «Вот я и дома... А они ничего не знают и не ждут». Он представил себе счастливые лица матери и сестры Нины, когда, распахнув дверь, он переступит порог родного дома. Сергей стал думать, стоит ли говорить сейчас матери, что приехал он всего лишь на месяц, что есть у него фронтовой товарищ Максим Морозов, с которым он вместе демобилизовался и который пригласил его к себе в Москву и ни за что не хотел отпускать в «таёжную глушь», говоря, что только в Москве он станет настоящим мастером... Поёживаясь от ветра, он поднял воротник шинели. «Надо сразу сказать...»

Через полчаса машина остановилась, и Сергей спрыгнул на дорогу. В стороне, вдоль узкой полоски реки, ярко горели огни посёлка. Чуть левее Сергей увидел лесозавод и странно: показалось, что не было ни войны, ни долгих лет разлуки, что всего лишь несколько часов назад он кончил там свою смену и поднялся сюда из долины. «Здесь всё осталось таким же, как прежде, неизменным...» Сергей взвалил чемодан на плечо и зашагал к посёлку.

Дома его встретила сестра. Когда он вошёл, она от неожиданности отступила перед ним, словно вошёл кто - то чужой и незнакомый, и, прижав руки к груди, смотрела на него широко открытыми глазами:

- Ой, Серёжа!...

- Ну, здравствуй, - сдерживая волнение, сказал Сергей, шагнув вперёд и протягивая руку. - Что же ты плачешь?

- Сергей! Серёжка!

- А мама где?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены