Связная Цзинь Фын

Ник Шпанов| опубликовано в номере №574, апрель 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Их много?

- Восемь. - И, подумав, пояснил: - Шесть мальчиков и две девочки... Прошу вас, дайте мне то, что в этой корзинке.

Девочка подумала и сказала:

- Покажите мне, где дети.

V

Чунь Си молча повернулся и, бесшумно ступая босыми ногами, пошёл в темноту. Как только девочка погасила фонарь, она сразу потеряла мальчика из виду. Он был такой грязный, и ноги его были так черны, что в своём сером ватнике он совсем сливался с темнотой. Девочка опять засветила фонарик и, подняв его над головой, пошла следом за мальчиком. За стеной она увидела сразу всех ребят. Они лежали, тесно прижавшись друг к другу. Ни по одежде, ни по лицам нельзя было отличить мальчиков от девочек. Под одинаковым у всех слоем грязи Цзинь Фын угадывала одинаково бледные лица. Она поглядела на них и строго опросила Чунь Си:

- Я хотела бы знать, чьи вы?

При звуке её голоса дети зашевелились и стали подниматься. Между тем Чунь Си ответил Цзинь Фын:

- Мы разные: одни погорелых, другие повешенных...

Девочка достала из корзинки одну из плетёнок - ту, в которой лежали капустные листья. Чунь Си взял плетёнку и, вытянув лист капусты, хотел сунуть его в рот. Но Цзинь Фын остановила его.

- Это всем, - сказала она и, подождав минуту, пока дети сгрудились около плетёнки, неслышно вышла из подвала.

На миг, сверкнув фонарём, она осветила себе путь и дальше пошла в темноте с вытянутыми вперёд руками. Так дошла она до спуска в подземелье. Тут она постояла и, затаив дыхание, прислушалась: кажется, никто за ней не подсматривал. Она ощупала ногой порог лаза и спустилась в него. Только завернув за угол фундамента, снова зажгла фонарь, нагнулась и побежала. Этот ход должен был привести её в самую миссию. Никем не замеченная, она выйдет из - под земли в кустах акации за гаражом.

Миссия просыпалась. Хотя жильцов в ней было немного, но Го Лин и Тан Кэ только и делали, что защёлкивали нумератор звонка, призывавший их в комнаты. Американцы не стеснялись. Если горничная мешкала одну - две минуты, нумератор выскакивал снова, и настойчивая дробь звонка резала слух У Дэ, возившейся у плиты. Чаще других выглядывала в окошечке нумератора цифра «3». Го Лин вся сжималась и кричала Тан Кэ: - Опять этот рыжий американец! Она боялась ходить в третью комнату. Там жил тощий рыжий офицер - американец, терроризировавший весь персонал.

Большинство гостей по заведённому обычаю получали завтрак у себя в комнатах. Но в изъятие из общего правила двое жильцов - Биб и Кароль - спускались к завтраку в столовую. Это были агенты американской военной миссии, составлявшие теперь постоянную охрану пансиона. За время пребывания здесь оба поправились, располнели. Кароль стал ещё медлительней, чем был. И даже речь его, казалось, стала ещё более растянутой. В противоположность ему Биб не утратил ни прежней резкости движений, ни необыкновенной стремительности речи. Он был многословен до надоедливости. Даже Ма, привыкшая угождать жильцам, не могла подчас заставить себя дослушать его до конца.

Спустившись со второго этажа в столовую, Биб повёл носом, пытаясь по запаху распознать, что будет дано на завтрак.

Он с удивлением констатировал, что Тан Кэ поставила на стол только один прибор.

- А мистер Кароль? - спросил он. - Он уехал... ещё с утра.

- Уехал?.. - Биб хотел ещё что - то прибавить, судя по интонации, не слишком лестное для Кароля, но раздумал. Вместо этого он с важностью сказал: - Можно подавать!

Вошедшая через несколько минут Ма застала его за столом с салфеткой, заткнутой за воротничок, с энтузиазмом уписывающим гренки со шпинатом. Однако, как ни был он увлечён едой, он всё же намеревался заговорить, но Ма предупредила его:

- Говорят, у нас сегодня гости? Случайно я... Как всегда, Биб не стал слушать:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Вечно живой

Отрывок из повести