Судите меня

С Любитов| опубликовано в номере №180, февраль 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

I

Во мне борются сейчас два чувства. Одно чувство велит спрятать свои мысли и желания от посторонних взоров и ушей; так гораздо спокойнее. Другое чувство, растущее из коммунистического долга, заставляет раскрыть себя, «показать товар лицом».

Я хочу быть коммунистом до конца. Поэтому я пойду по второму пути, более опасному, но более честному. Я верю в свою правоту, и это облегчает мою исповедь.

Я - комсомолец. Учусь в технологическом институте одного из крупнейших украинских городов. В институт я пришел после шестилетнего пребывания в трестовской конторе и трехлетнего - в комсомоле.

Я не сработался с институтскими ребятами.

Я хочу рассказать вам о наших спорах. Мой рассказ будет искренним.

II

В недавно минувшие дни я работал счетоводом в одном из крупных харьковских трестов. Рано утром я приходил на работу, усаживался на высокий стул и тоскливым взором обводил окружающие меня бухгалтерские книги. Мне становилось очень больно и тягостно, что лучшие годы мои - в плену у бездарных столбиков цифр.

Я хотел учиться. Мои мысли гуляли по окраине города, без пропуска входили в заводы и цехи, мой взор любовался машинами. Я мечтал о тех днях, когда передо мной раскроет свои двери технический вуз и я, взойдя на Гималаи знаний, спущусь вниз, вооруженный опытом веков.

Я решил добиться своего. Мне долго пришлось убеждать секретаря нашей комсомольской ячейки. Вскоре и он, и бюро ячейки дали согласие отпустить меня на учебу.

Экзамены продолжались несколько дней. Вскоре в списке принятых я прочитал свою фамилию. Дали будущего вплотную приблизились ко мне. А через некоторое время в нашем институте начались занятия.

Для меня же началась страдная пора.

III

Дни учения не принесли мне горечи разочарования. Долгими часами просиживал я над учебниками, глотал сложные формулы, раскрывал их нутро, расшифровывал чертежи, в которых непосвященный мог бы запутаться. Ребята говорили по моему адресу:

- Он щелкает формулы, как орехи.

Без хвастовства, я действительно занимался лучше всех.

Я легко преодолевал препятствия. Товарный фетишизм сбросил для меня свою маску таинственности. Крутая гора дифференциального исчисления склонила свою вершину, и я взошел на нее. Диалектический закон противоречий веским и нужным грузом залег в голове.

Я отдал учебе все свои помыслы и желания. Я не делил предметы на любимые и нелюбимые, с одинаковым упорством вгрызался в законы механики и теорию сопротивления материалов, в менделеевскую систему элементов и принципы диффузии. Я знал - чтобы быть хорошим инженером, нужно много знать и много понимать.

Все зачеты у меня сходили гладко. Профессора одобрительно качали головами, слушая мои ответы, мне поручались самые ответственные задания, и я отдавал дни и ночи, чтобы безупречно выполнять их.

У нас было много лентяев. Они никогда не забывали получить стипендию, но порой забывали дорогу в институт. Их не один раз вызывали на бюро факультетской ячейки комсомола. Секретарь ячейки Громов стучал кулаком по столу:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены