Страница юнкора

опубликовано в номере №38, сентябрь 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

Кирпичники

А. Асафьев

Завод «Красный Боевик» Тамбовской губернии.

ЕЩЕ ИЗДАЛИ виднеются его трубы. Одна большая - от гофманских печей стоит сиротливо, облако дыма еще не колыхается над ней, потому что только началась выработка кирпича, - не обсох. А другая, машинного отделения, знай себе отплевывается дымкой.

По сходням таскают рабочие и работницы кирпичи в вагоны. Мелькают и ребячьи фигуры. Трудная работа на погрузке. Только подоспели к контрольным, парни так и осыпали, словно галчата: «Кой черт они нам фартуки не дают, по 11/2 пуда таскать кирпича, весь поизорвешься, да поговорили бы в конторе, может, нас на рамки или на вагонетки переведут, а то работа трудная, да и непостоянная.

Вот нынче пришло 20 вагонов, мы грузим, а как придет 15, нас отшибают, и выходит, один день работаешь, а 3 дня груши околачиваешь». Ребята все покрыты красной кирпичной пылью. Другое дело на рамках или кирпичах. Там отвозят вагонетки, наполненные только что выработанным кирпичом, - работа тоже не легкая, особенно когда напрягаешь все силы, везешь вагонетку на уклон. Но все же здесь не так обрываешь одежду, потому и просятся парни о переводе. И долго слышится: «Вот, если бы на вагонетки!» А тут приходит цехуполномоченный: «Ребята, на общее собрание!» Нехотя, по одному, собираются ребята на парадное крыльцо кирпичной конторы. Парни и девушки, - собралось их более ста, в большинстве из деревень.

Тяжелые условия недорода в Тамбовской губернии заставили многих оставить родную деревню. Слова ячейкового докладчика о работе комсомола среди рабочей молодежи падают на нетронутую еще почву. Расшевеливаются ребята медленно, но все же расшевеливаются. Большое оживление внес вопрос о создании в цехе красного уголка.

Когда после гудка стали расходиться, то галдели деревенские. «Вы бы из ячейки почаще заглядывали к нам, кирпичникам, потому что на механическом заводе у вас более просвещенный народ, комсомольцы». И чувствовалось, что, оторванные от глухой деревни, они, эти рабочие «новички», окунулись в бурную волну комсомольского «бытия». И рано ли, поздно ли эта волна захлестнет их своим бурным разливом.

За монастырскими стенами

Марк Ваховский

КЛУБ ЩУРИТСЯ своими порыжевшими от старости воротами на большую базарную площадь. Низкие монастырские стены под нависшими деревьями, и никак нельзя предположить, что за ними находится:

«Лiтнiй Клюб ЛКСМ Петрiвкi» На воротах пятно от афиш. Низкая дверь - (контроль согнувшись помещается) и мы в клубе.

Постепенно опускаются сумерки. Засветилась вывеска на клубе. Со всех концов к клубу стекаются группами швейники, махра, металлисты и т. д.

Читальня быстро наполняется. Читают стоя, иногда где-нибудь на кончике скамейки, держа книгу или газету на весу.

К единственному фонарю, как бабочки, подходят толпами и опять уходят все новые и новые. На сцене кружок репетирует. Со всех сторон головы под занавес просовывают - поглядеть охота. Поздно расходятся - будя сонную тишь города. Это в будни. Но в другие дни иначе.

Кино

ВСЕ ЗНАЮТ - кино - по пятаку. У ворот мороженщики, торговки фруктами толпятся. Клуб ульем гудит.

Подходят все новые и новые. Сегодня публика разная - не как в будни; тут и барышня с «кавалером», и «кустарь с семейством» - всех гривенник прельщает (для не членов кл. и КСМ).

Темнеет.

«Скоро начало».

«Держи карман - на афише в 9, значит с комсомольской точностью в 11».

Вдруг тушат свет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены