Старт без финиша

Виктор Тихонов| опубликовано в номере №1234, октябрь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Сомнения мои, что, к сожалению, подтвердилось позже наблюдениями специалистов-психологов, не были лишены оснований. Команда не представляла собой единый в своих устремлениях, по-настоящему сплоченный коллектив.

Игроков высокого класса было, в общем, достаточно. Но не было команды в том высоком смысле этого слова, когда можно говорить, что общая цель, стремление к этой цели объединяют хоккеистов в коллектив, готовый решать самые ответственные задачи.

В сборной страны по хоккею были собраны спортсмены с далеко не одинаковым отношением к своему спортивному долгу. Одни, как, скажем, Борис Михайлов, приглашение в сборную (не первое, очередное, само собой разумеющееся) воспринимали как сигнал к усиленной работе – они стремились подняться к вершине. Другие, чьи имена называть мне сейчас не хотелось бы, довольствовались самим фактом включения в сборную – цель им казалась достигнутой. Они, эти хоккеисты, согласны были находиться и у подножия высокого пика. Разумеется, им тоже хотелось стать чемпионами, они прекрасно понимали, что золотая медаль более почетна, чем серебряная или бронзовая, но вот трудиться через «не могу», заставляя себя, им хотелось уже меньше.

В 15-м номере журнала редакция подвела итоги конкурса, объявленного в октябре прошлого года под названием «Сборная СССР: какой она будет?» Названы имена победителей, им вручены призы – клюшки с автографами чемпионов мира по хоккею и фотографии сборной, подписанные спортсменами. Открывая конкурс, старший тренер сборной Виктор Тихонов предполагал после его завершения рассказать в «Смене» о хоккеистах сборной, о стиле работы хоккейных тренеров, проанализировать итоги последнего чемпионата мира, поразмышлять о будущем нашего хоккея. Итак, слово Виктору Тихонову.

В сборной были как бы две группы. Лидеры и те, кто полагал, что лидеры «вытянут». В главной хоккейной команде сохраняли места мастера по психологии своей – «запасные». Две группы – это разные требования к себе, к своей игре, к выполнению заданий на тренировочных занятиях.

По многолетнему опыту работы в рижском «Динамо» я уже знал, что перестроить методику тренировок, нацелить хоккеистов готовиться к матчу, к турниру, к сезону иначе, чем прежде, чем их учили, чем они, наконец, привыкли, все-таки легче, чем создать коллектив, где каждый, повторяю, каждый, чувствует свою ответственность перед товарищами, равную для всех ответственность. Нам важно было, чтобы Александр Билялетдинов или Сергей Макаров, как и братья Александр и Владимир Голиковы, не только понимали, но и стремились к тому, чтобы их вклад в общее дело был не меньшим, чем вклад того же Михайлова или Геннадия Цыганкова.

Самое страшное в спорте, да и, пожалуй, в жизни вообще – психология и настроение «запасного». Того, кто рассчитывает, что товарищи сделают больше, лучше. Сделают главное.

В сборной были ярко выраженные лидеры. Первая тройка нашего хоккея. Борис Михайлов, Владимир Петров и Валерий Харламов. Они стали первой тройкой давно. Десять лет назад. С тех пор они неизменно первые. Столько, сколько написано и сказано о Петрове и его партнерах, не говорилось, пожалуй, ни о ком. Все это – отражение реального положения дел в нашем хоккее.

Но достижения лидеров привели к тому, что на них стали смотреть как на волшебную палочку-выручалочку. Как только матч не складывается, как только ЦСКА или сборная проигрывает, на лед направляется первое звено. И остальные хоккеисты постепенно привыкли сначала к тому, что если трудно, то тройка «А» выручит, а потом, к сожалению, и к тому, что если Михайлов, Петров и Харламов не выиграют, то, значит, команде не суждено стать чемпионом. Чемпионом страны. Чемпионом мира.

Спасибо лидерам! Но сейчас нельзя рассчитывать только на одно звено!

Не было прошлой осенью особого секрета в надеждах тренеров сборной, что собранные вместе Сергей Капустин, Виктор Жлуктов и Хельмут Балдерис образуют наконец-то еще одну первоклассную тройку, которая тоже сможет нести на своих плечах ношу, достающуюся обычно признанным лидерам. Увы...

Прошел сентябрь, промчался октябрь, календарь отсчитывал неделю за неделей, сезон .катился к финишу, чемпионами страны снова стали московские армейцы, но опять самым заметным, наиболее весомым, поистине решающим стал вклад звена Петрова, а тройка, возглавляемая Жлуктовым, так и осталась на вторых ролях.

Не раз и не два пытался я в ходе сезона – и в матчах первенства страны и в международных встречах – вести игру так, чтобы все хоккеисты ЦСКА, составляющие основу сборной, все хоккеисты сборной чувствовали свою личную ответственность за исход поединка. Я направлял на лед в критические секунды (например, при игре в меньшинстве или в большинстве, в тот момент, когда соперник перехватывал инициативу) второе и третье звенья. Определенные сдвиги были, но все-таки первая тройка слишком уж очевидно оставалась первой.

Отступать было, как говорится, некуда, когда сборная накануне пражского чемпионата мира поехала на последние контрольные матчи в Швецию и Финляндию. Напомню, что первую встречу с финнами мы выиграли легко и уверенно, полагаю, что счет 9:0 в комментариях не нуждается. А вот во втором поединке дело не пошло. Финны оборонялись упорно и умело, при случае шли в контратаку, и потому борьба получилась напряженной и острой. Долго сохранялся

ничейный счет – 2:2. А в этом матче лидеры, по плану тренеров, не должны были играть – их проверять не требовалось, они, вне всякого сомнения, попадали в состав сборной, и потому Михайлов, Петров и Харламов, одетые в форму, сидели на скамье запасных и на лед не выходили. Они ждали команды вступить в игру. Они были готовы еще раз переломить ход матча, еще раз принести сборной победу, а победа была нужна, если хотели мы, чтобы не было у соперников накануне чемпионата мира сомнений в том, что сборная СССР сильнее. Если хотели мы, чтобы молодые наши игроки накапливали уверенность. И потому во втором перерыве, перед последним периодом, нашим ведущим хоккеистам было сказано, что они могут переодеваться: играть сегодня им не надо.

У Юрзинова и у меня не было иного выхода. За неделю до чемпионата мира следовало в высшей степени наглядно и убедительно показать второму и третьему звеньям, что нельзя бесконечно рассчитывать на то, что их кто-то выручит. Они и сами должны чувствовать свою ответственность за команду. В конце концов и у лидеров может наступить спад, и лидеры могут выйти из строя: от травм, от болезней не застрахован никто. Так ведь потом и вышло. Уже в первых матчах не мог участвовать опытнейший Геннадий Цыганков, много лет играющий в первой пятерке ЦСКА и сборной, потом был травмирован Петров. Как читатели, видимо, помнят, на последнем чемпионате мира на сборную страны обрушилась эпидемия травм – в некоторых матчах не могли играть Александр Голиков и Виктор Жлуктов, Сергей Капустин и Валерий Васильев, Александр Мальцев и Владимир Лутченко. Нам приходилось выставлять тройки да и целые звенья все в новых и новых сочетаниях, но если не шла игра у лидеров, то инициативу брали на себя другие звенья, и, пожалуй, не будет преувеличением, если я скажу, что все три пятерки были у нас ударными. И глубоко символично, что в последнем, решающем матче чемпионата мира – в игре со сборной Чехословакии три шайбы пришлись на долю трех звеньев. Пятерка Жлуктова открыла счет, звено Петрова увеличило разрыв, а братья Голиковы закрепили успех товарищей.

Но я забежал вперед, пытаясь объяснить решение не выпускать на лед во втором матче с финнами тройку Петрова. Напомню попутно, что наша команда все-таки сумела тогда вырвать победу со счетом 4:2.

Перед последним этапом подготовки тренеры, пожалуй, говорили уже больше не о тактике игры с тем или иным соперником, а об отношении к игре.

– Если кто-то устал, если нет сил, если боязно, если кажется, что не хватит терпения, скажите, прошу, об этом сейчас... Все – в рамках собственных возможностей – должны отвечать за команду, только тогда можно говорить об остальном. О тактике игры, о стратегии турнира...

Наверное, в каждом коллективе есть свои, порой специфические проблемы. Одна из важнейших в нынешней сборной заключалась, по представлениям тренеров, как раз в том, что я.и поставил во главу угла на этих страницах, – все хоккеисты должны были верить в себя, а не только в ведущих. Конечно, первое звено и Третьяк многое могут, однако плохо, когда команда считается командой одного звена. Но мало было понять все это, надо было заставить себя иначе работать. За месяц до чемпионата мира Сергей Капустин был откровенно плох. Но не было для этого объективных причин, наши впечатления подтверждались и данными медиков. Поэтому тренеры в резкой форме потребовали от Капустина изменения отношений к тренировкам, к игре, к партнерам. Мы сказали ему, что сборной нужны хоккеисты, хорошо играющие сегодня. Сергей видел, что несколько знаменитых мастеров, еще вчера украшавших наш хоккей, приглашения в сборную не получили, и, кажется, понял, что и для него исключения не будет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Не глядя на часы

Петр Климук, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, генерал-майор авиации, член ЦК ВЛКСМ