Спокойная жизнь

Евг Воробьев| опубликовано в номере №306, июнь 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

Начальник цеха Василий Матвеевич вызвал к себе в конторку несколько молодых формовщиков. Едва только рабочие собрались, он без лишних разговоров прямо приступил к делу:

- Так вот, товарищи, нам предстоит освоить формовку нового цилиндра для насоса. Работа, предупреждаю, сложная. Во втором пролете формовщики ее не подняли. Кому вручать чертежи? Он испытующе оглядел собравшихся:

- Может быть, тебе, Гребешков? Костя отрицательно покачал головой.

Обычная его самоуверенность сразу слиняла.

- Раз во втором пролете не осилили, - значит, браку с ним, Василий Матвеевич, не оберешься... И с расценками неизвестно, - раздумчиво произнес Костя. - Нет, уж я лучше на поршнях поработаю.

Тут раздался голос:

- Конечно, совестно шестому разряду впереди седьмого шагать, но все - таки разрешите нам чертежик на пробу, Василий Матвеевич.

При этом говоривший протолкался вперед к столу и решительно потянулся за свертком бумаги.

Это был приятель Кости, Борис Барбарисов, шутник и непременный устроитель всяких конкурсов самодеятельности в обеденные перерывы. Его веснушчатое белесое лицо почти всегда светилось весельем. Фамилию Бориса в цехе переиначили, приведя в большее соответствие с внешностью ее владельца. Бориса шутливо величали «Белобрысов».

Невысокий тщедушный и, казалось, легкомысленный паренек, однако, показывал удивительное упорство в любом деле, за которое брался. Барбарисов вечно чего - то доискивался, чем - то был увлечен, что - то изучал, что - то изобретал...

- Кипятной парень! - сказал о нем как - то мастер Самсоныч.

Бориса хорошо знали в цехе, и поэтому, когда он, формовщик шестого разряда, потянулся за сложными чертежами, начальник цеха спокойно вручил их ему.

Первые дни ее принесли ничего утешительного: работа у Барбарисова явно не ладилась.

Первая отливка цилиндра совершенно не удалась. Кран извлек из земли какого - то стального уродца, со злокачественными опухолями на металлическом теле, с хилыми перекошенными стенками. Мертворожденный цилиндр был тотчас же отправлен в шихту.

- Ну, как? - спросил мастер пролета у Барбарисова через несколько дней.

- Да всё брак идет... Никак не могу совладать, - ответил, потупясь, формовщик.

Но Барбарисов не падал духом. Он не уставал бегать в лабораторию, в соседний пролет и даже, говорят, нанес деловой визит главному инженеру завода.

В день получки приятеля встретились у окошка кассира. Костя, как обычно, получил много денег, полновесный заработок рабочего, перевыполняющего план. У Бориса были вычеты за брак, допущенный при освоении новой детали.

- Может быть, тебе грошей одолжить? - снисходительно улыбаясь, спросил Гребешков. - Так ты говори, не стесняйся. Эх ты, рационализатор! - Костя произнес это слово почти как ругательство.

Через десять дней у Бориса вылупился из земли первый добротный цилиндр. Деталь была отправлена в механический цех на обработку и показала хорошие качества. Сам Василий Матвеевич, мастера, рабочие поздравляли Барбарисова. Костя тоже радовался за приятеля. Ему было приятно, что товарищ наконец - то выпутался да хлопотной, неприятной, с его точки зрения, истории и возьмется опять за спокойную, нормальную работу.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены