Сопка героев

К Вачнадзе| опубликовано в номере №745, июнь 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Подвиг не умирает. Он живет в сердце народа. И как только отгремели бои на Кубани и вернулась в этот привольный край мирная жизнь, жители Мелехова, Садового и других соседних хуторов решили назвать поднимающуюся из руин и пепла артель в честь воинов - освободителей.

Так родился на Кубани колхоз «Сопка Героев».

Это было трудное рождение. Не хватало крепких мужских рук: иные казаки погибли на фронте, иные продолжали биться с врагом. Не было жилья, хлеба, семян. А надо было жить, кормить детей, поднимать разрушенное хозяйство.

Шла весна 1944 года. Приближалось время сева, но как вспахать отдохнувшую, истосковавшуюся по плугу землю, когда нет ни тракторов, ни лошадей, ни волов? Эта мысль не давала покоя Константину Ивановичу Банкосу, в прошлом первому трактористу колхоза.

Вернулся он с фронта израненный, на костылях. Не сразу разыскал семью: пришлось ей бедовать в чужой станице. Долго ждал этой встречи Банкос, а когда дождался, оказалась она горестной. Сломила война его веселую и статную Аню. Тяжелая душевная болезнь поразила ее. Незнакомыми мужу, потухшими глазами безразлично смотрела и на него и на четверых отощавших, измученных голодом и лишениями ребятишек.

Другой на месте Банкоса, возможно, опустил бы крылья. Но была в этом кряжистом, неторопливом человеке крепкая, настоящая закваска. Такой никогда не пасует перед невзгодами и находит свой жизненный стержень в труде. И в лихое военное время и в мирные будни честно и скромно выполняет он свой долг, даже не замечая, что прокладывает дорожку вперед и ведет за собой других. А первому, известно, всегда приходится труднее...

Где - то обнаружили хуторяне остов старого колесного трактора. Волоча искалеченную ногу, целыми днями Банкос прыгал вокруг машины, что - то мастерил, паял, прилаживал. И трактор ожил.

Незадолго перед тем появился в колхозе еще один «мотор». Это был раненный осколком вол. Женщины нашли его в овраге, подкормили, подлечили, и стал он основным транспортным средством: трактор берегли для пахоты.

А солнце светило все ярче, кругом звенели ручьи, я балках зацвели первые фиалки. Неудержимо шагала по кубанской земле весна, и надо было начинать пахоту. Но трактор, в который Банкос вдохнул новую жизнь, стоял в бездействии: никто из трактористов не решался выезжать в поле.

После того, как гитлеровцы покатились с «голубой линии» к морю, наши саперы «прочесали» места недавних боев и обезвредили тысячи мин. Но немало их еще оставалось в земле. Они продолжали таить в себе смерть - противотанковые и противопехотные, нажимного и натяжного действия.

Как поднять на ноги обессилевших от голода ребятишек, «как продержаться измученным войной взрослым? Только об этом шли в те дни долгие, тягостные разговоры. И бригадир трактористов Банкос решился.

- Надо пахать и сеять, - сказал он. - Люди, которые выбивали немцев с нашей сопки, тоже не на прогулку шли, жизнью рисковали... Потрепал Банкос старшего из детей, Василька, по плечу, отбросил костыли и взобрался на трактор. Десятки людей провожали его, и, когда под лемехами плуга жирно заблестели пласты поднятого чернозема, у многих по - мокрели глаза: вновь оживала родная, обильно политая кровью земля!

Два дня не слезал Константин Иванович Банкос с трактора, все шире становился черный волнистый прямоугольник пашни. А на третий день пришла беда. Когда Банкос повел машину по склону сопки, раздался оглушительный взрыв. Колхозники, заравнивавшие неподалеку старые воронки и окопы, видели, как высоко взметнулось кверху облако дыма и пыли.

От трактора не осталось почти ничего. Далеко в стороне лежал Банкос, недвижимый, окровавленный, но живой. Жена его уже не увидела этого. Услышав взрыв, она пронзительно вокрикнула и упала. Больше ей встать не пришлось: сердце не выдержало нового испытания...

Полгода провел Константин Иванович в больнице. За это время организованная рядом с колхозом МТС успела получить два новых трактора. На развалинах хутора начали подниматься новые хаты. Одну из них колхоз отстроил Банкосу и его осиротевшим ребятам. Васек вытянулся, повзрослел, стал надежным помощником отцу.

Банкос вернулся домой только к осени. Подходила пора взметывать зябь и сеять озимые. Константин Иванович 'мог бы, конечно, отдохнуть - об этом ему говорили и товарищи и директор МТС. У Банкоса была искалечена не только нога, но и рука, на лице багровели следы ожогов. Однако не такой Банкос человек, чтобы отдыхать, да еще в трудное для колхоза время. И опять повел он трактор в поле. Но теперь работал не один: Васек сидел на прицепной сеялке. Радовался Банкос, глядя на сына: рос он сметливым, проворным пареньком, - и на ровных, более легких участках доверял ему вести трактор, а сам пересаживался на сеялку.

Незаметно летели дни. Сев уже подходил к концу, когда вновь прокатился у Сопки Героев гулкий взрыв... На этот раз были тяжело ранены и отец и сын. Но недаром говорит Константин Иванович:

- Мы, Банкосы крепкие!

Выдюжили они. А когда выздоровели, снова сели на трактор.

И Константин Иванович и Василий по - прежнему трудятся в колхозе. В последние годы прибавился в их дружной, работящей семье еще один тракторист - младший сын Банкоса, Илья.....

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены