…Со многими неизвестными

Аркадий Адамов| опубликовано в номере №979, март 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

Эксперт, держа в руке лупу, кряхтя, просунулся за свисавшие края обоев.

Из столовой принесли яркую лампу на длинном шнуре.

Через минуту старик, отдуваясь, поднялся и отряхнул колени.

— Гашиш...— запыхавшись, сообщил он.

Потом так же тщательно и методично были осмотрены кухня, коридор, ванная, все двери и окна, каждая половица на полу, каждый сантиметр стены.

В конце концов общая картина происшествия стала ясна. Итак, Семенов вечером вернулся домой. Он пришел один. Голодный. На кухне приготовил ужин, расположился за столом в комнате. Сначала съел немного картошки с салом. Потом из графина налил себе водки, отравленной нем-то водки, выпил и тут же закусил шпротиной прямо из банки. Но больше ничего съесть не успел.» Позже появился кто-то еще. Открыл наружную дверь ключом: никаких следов отмычки на вполне исправном замке не обнаружено. Пришедший или пришедшие очень торопились, и они знали, что им нужно. Они ничего не искали, не выдвинули ни одного ящика в серванте или в письменном столе, не притронулись к постели, не открыли шкаф, они сразу отодвинули его и торопливо выволокли что-то тяжелое из тайника в стене. В тайнике был гашиш, скорей всего чемодан с гашишем. Но самые интересные данные принес осмотр пистолета. На нем были обнаружены отпечатки пальцев разных людей. Разных! Это было очень важно.

Оперативная группа работала в доме Семенова несколько часов...

В то воскресное утро Георгий Урманский позволил себе спать сколько душе угодно. Ленивая дрема смыкала веки.

Георгий сладко потянулся и открыл глаза... Какое-то неясное, тревожное чувство заставило окончательно пробудиться и посмотреть на часы. Ого! Одиннадцатый час!

Георгий решительно откинул одеяло и, продев ноги в шлепанцы, в трусах и майке побежал в переднюю, к почтовому ящику. Вернулся он с пачкой газет и немедленно развернул первую из них, проглядывая заголовки статей и телеграмм.

Завтракали все на кухне: мать, отец и Георгий,—завтракали неторопливо, по-воскресному, обмениваясь всякими новостями.

Потом Георгий, закурив, ушел к себе. Надо было закончить рецензию для своей газеты на книгу одного местного автора. Но работа не шла, на сердце было тревожно.

Георгий вдруг ощутил нестерпимое желание бежать куда-то, что-то делать, с кем-то немедленно поделиться своей тревогой.

Может быть, пойти к этому Семенову и потребовать... Или позвонить Коршунову? Неудобно. Воскресенье все-таки.

Неожиданно зазвонил телефон в передней, н Георгий, выскочив из-за стола, побежал к двери.

— Слушаю,— нетерпеливо сказал он в трубку.

— Это... Георгий?— раздался в ответ робкий девичий голос, заставивший его вздрогнуть.

— Да, да! Это я! Марина?

— Мариночка! Где вы? — срывающимся голосом закричал Георгий.

— Я... я получила вашу записку. И хотела…

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены