Слабая душа

Н Чебаевский| опубликовано в номере №739, март 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Что вы! Я никогда не делала операций, у меня руки дрожат.

- Как же быть? - услышала Мила чей - то тревожный и знакомый голос.

Она обернулась и увидела Илью. Он примчался, наверно, прямо из МТС: на лице у него темнели масляные пятна.

- Я могу сделать эту операцию! - вдруг твердо сказала Мила и скрылась в больнице.

В коридоре ее догнала Клавдия Степановна, схватила за рукав халата.

- Людмила, вы же не специалист!

- Другого выхода нет. Если операцию не сделать...

- Разумеется, это гибель... Но ведь никто не виноват, что у нас только один хирург и что самолет не мог сесть... А хирургическая самодеятельность недопустима. Если операция не удастся, виноватой будете вы. Да и нам неприятность...

Мила заколебалась. Отказаться? Кто упрекнет ее в малодушии? А в случае неудачи она может попасть под суд. Недаром Клавдия Степановна снимает с себя ответственность. Кроме того... Мила должна была сознаться себе: любовь не прошла. Илья, несмотря ни на что, до боли дорог ей. И если Анастасия Матвеевна умрет, не дождавшись хирурга, то кто знает... Похоже, жизнь кое - чему научила Илью...

Прижав ладони к запылавшим щекам, Мила стояла зажмурившись. Потом решительно тряхнула головой. Нет, она не может оставаться в стороне! Иначе всю жизнь будет презирать себя.

- Клавдия Степановна, я все - таки рискну, если Анастасия Матвеевна сама согласится, - сказала Мила.

- Как знаешь, я считала своим долгом предупредить...

- Спасибо. Теперь Мила была почти спокойна.

Больную уже подготовили к операции. Она лежала с полузакрытыми глазами. Худощавое лицо ее сделалось бледным, губы приобрели синеватый оттенок, под глазами образовались темные круги.

Когда Мила вошла в операционную, серьезная, сосредоточенная, Анастасия Матвеевна без слов поняла, что хирурга ждать нечего.

- Самолет не мог сесть, - сказала ей Мила. - Разрешите, я сделаю операцию. Думаю, что справлюсь, мне приходилось работать с опытным хирургом...

Анастасия Матвеевна подняла набрякшие веки, посмотрела на Милу испытующе. Ответила не сразу.

- Терять нечего, - наконец сказала она. Мила надела маску, взяла скальпель и решительно подошла к операционному столу...

Она знала, что местный наркоз - это, конечно, не абсолютное обезболивание. Но Анастасия Матвеевна во время операции ни разу не охнула. Только капельки пота на лбу выдавали ее напряжение.

Операция прошла удачно. Анастасия Матвеевна хотела сказать своей «нелюбимой» сестре какие - то особые, теплые слова, но только тихо и взволнованно произнесла:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены