Сказочный сад существует!

Сем Новиков| опубликовано в номере №786, февраль 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

На столе лежит большая пачка писем. Разноцветные конверты, круглые штампы дальних и близких почтовых отделений, разные почерки, то ровные, то вкось бегущие строчки... А содержание всех писем одно: слышали, будто где - то под Москвой растут необыкновенные, смирновские яблоки, будто сад приносит небывалые урожаи, и не через год, как обычно, а ежегодно.

И в конце одна и та же просьба: «Если это правда, расскажите подробнее...»

Да, это правда. Такой сад существует. Вот он раскинулся прямо за окном... Каким годом датировать рождение этого сада: девятьсот седьмым, когда посадили эти деревья, или тридцать вторым, когда началась сказочная пора его жизни? Конечно, тридцать вторым...

В тот год как-то осенним утром сельский учитель Николай Матвеевич Смирнов вышел на обычную прогулку. Он поднялся на взгорье, откуда был хорошо виден весь сад, посаженный его руками четверть века назад. Он окинул взглядом деревья, и вдруг его охватила тревога. Почему у деревьев, с которых уже сняли урожай, такой болезненный, унылый вид?

В тот же день учитель направился в соседнее село к знакомому агроному - плодоводу за консультацией.

- Болезненный вид? - переспросил тот. - Еще бы! Организм дерева израсходовал все запасы питательных веществ на созревание плодов. Сад будет теперь отдыхать, набираться сил целый год. - И, вздохнув, добавил: - Ничего не поделаешь. Таков закон природы. Дома Смирнов достал с полки несколько книг по плодоводству. Да, агроном был прав. Сложный процесс происходит в период, когда маленькая, едва заметная плодовая почка превращается в спелый, сочный, ароматный плод! Сложный и длительный - он продолжается два года. Почка зарождается, копит силы в первом году. Без этого она не может распуститься цветком и дать плод в следующее лето.

Итак, два года. Этим, видимо, и объясняется свойство яблони приносить урожай лишь через год.

И тут у Николая Матвеевича возникла дерзкая мысль: а что, если нарушить этот закон, взять да и подкормить деревья, облегчить их страдания?

Учитель, по совместительству ведавший колхозным садом, пошел в правление. Там удивились:

- Селитра? Да еще суперфосфат и калийная соль? Так ведь они денег стоят... А сад все равно не даст урожая на будущий год. К чему такие расходы?

Однако уважение к учителю взяло верх... Так Николай Матвеевич впервые применил осеннюю подкормку. Под некоторые особенно «угнетенные» деревья он вылил по нескольку ведер воды, в которой были растворены минеральные вещества.

Дело было сделано. Теперь оставалось ждать результатов. Но сомнения мучили Смирнова. Ведь все книги по садоводству утверждали: ни в коем случае не давать яблоням удобрений осенью, так как поздние подкормки неизбежно вызовут новые побеги, которые до зимы не успеют укрепиться, одеревенеть и неизбежно погибнут от морозов.

Агроном, которому Смирнов рассказал о своих опасениях, недоуменно пожал плечами.

- А зачем яблоне поздние подкормки? Ведь она закладывает плодовые почки только в течение двух декад июля. И как ни ухаживай после этого периода, все равно почек не прибавится. Так что нет смысла возиться с яблонями после июля, на будущий год они все равно должны отдыхать...

Однако вопреки всем предположениям деревья, получившие подкормку, лучше, чем их соседи, перенесли зиму и весной зацвели. Осенью они дали неплохой урожай... И это после прошлогоднего плодоношения!

«А как же периодичность? - спрашивал себя Смирнов. - Как же закон природы? Что это: случайность или закономерность?»

Николай Матвеевич дневал и ночевал в саду. И садоводство, которым прежде он занимался как любитель, стало для него основным делом. «Увлекся, как мальчишка», - иронизировал он над собой, но ничего уже поделать со своей страстью не мог. Смирнов (в ту пору ему пошел шестой десяток) окончательно оставил школу и целиком отдался новому делу, став колхозным садоводом.

Ободренный первыми успехами, Николай Матвеевич энергично продолжал смелые эксперименты. В начале июня, тотчас после цветения, сад стал походить на огород. Люди поливали из леек приствольные круги. В воде были растворены суперфосфат, калийная соль, монтан - селитра. Через месяц вокруг стволов разбросали по полкилограмма калийной соли... Прошел июль, и вместе с ним кончились все установленные учебниками сроки внесения удобрений. А Смирнов взял да и подкормил яблони в первой декаде августа - внес по килограмму селитры. Дерзость его пошла еще дальше. Он внес под каждое дерево по полкилограмма монтан - селитры (подумать только!) в октябре.

Так были впервые применены многократные подкормки на протяжении всего вегетационного периода (а не его первой половины, как рекомендовали пособия), подкормки, которым суждено было в дальнейшем сыграть такую важную роль.

Как - то поведут себя яблони при столь необычном для них режиме питания? Ответа долго ждать не пришлось.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Мы ждем Хрущева, потому что жаждем мира!»

Молодые французы отвечают на воарос «Смены»