Седые дни

Никифоров| опубликовано в номере №35, август 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Напрасно, мать, все равно не удержишь, в такие дни никто дома не усидит. Пусть идет, куда денется.

Нырнул Андрейка в двери вслед за Антоном, пережевывая на ходу горбушку хлеба. Что еще там говорила мать, не слышал.

Сегодня начался день особенно занятно: из каждого переулка поет народ, забивая улицы и площадь живой бурливой волной. Куда идут - неизвестно.

Антон, выгнувшись и обходя других, шагает так, что в его ширине шага - три Андрейкиных. Андрейка прыгает за ним через лужи, пыхтит, как паровоз и задыхается. При выходе из переулка на Тверскую затор: на высоких выхоленных лошадях, помахивая нагайками, мечутся драгуны, оттесняя толпу.

Свист, крики и ругань. Молодой мастеровой, выбравшись вперед, поет тут же сочиненную не известно кем песенку:

«Царь Николашка издал манифест

Мертвым свобода, живых под арест».

Он воинственно наскакивает на лошадей и, обращаясь к толпе, кричит:

- Жми, товарищи, ни черта не будет, гони опричнину.

В толпе опасливые голоса:

- Запорют.

- Черт ли баить, страшно, подумаешь, пусть попробуют, у нас тоже гостинец имеется; это что, видали?

Мастеровой выхватывает из кармана револьвер и тычет в бок лошади. Лошадь бросается в сторону, кто - то схватил мастерового за полу и поволок в толпу.

- Товарищи, осторожно с оружием, нельзя стрелять! Это провокация!

Драгун бьет шпорами в бока лошади и врезается прямо в гущу людей. Лицо его исказила злоба, он стискивает зубы и, наклонившись вбок, бьет нагайкой, коротким размахом, по лицу стоявшей в близости, женщины.

На секунду отчаянный визг, заглушает все: стена людей подалась назад, вглубь переулка, но через минуту с яростным криком двинула вперед, выдирая камни мостовой и бросая их в лошадей и седоков.

Драгуны схватились за шашки, но тут же трое из них были выброшены из седел и барахтались в грязи. Лошади, почувствовав себя свободными и напуганные криками, взлягивая под ударами камней, поскакали вдоль улицы; остальные драгуны бросились на помощь к товарищам. Завязалась свалка: где - то отчетливо треснул выстрел и в мозглой сырости потянуло пороховым дымом.

- А - а - а - прохвосты, свободу объявили, манифесты печатали, черти, а теперь бить убивать, нне - ет, мы вам покажем, как шутки шутить!

- Товарищи, на Никитскую, туда понесли!

Андрейка не расслышал, что еще кричали в толпе. Антон схватил его за рукав, и оба побежали за угол.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены