Русское поле

Юрий Шанин| опубликовано в номере №1248, май 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

3. КОРОБКА. Да.

Ю.ШАНИН. Видите ли, мелиорация – дело очень сложное. Особенно хорошая мелиорация. И тем более в условиях нашей зимы. Тут землю надо уметь чувствовать, видеть ее, как опытные мелиораторы это умеют, под снегом. Конечно, обладая кое-какими навыками, не стоит особого труда сесть на дренажный экскаватор и прорубить в поле траншею. Но действительно ли ты этим облагородишь землю? Сможешь ли дать свою рабочую гарантию, что здесь будет поле высоких урожаев? А только такая работа нам сейчас нужна – у нас же пятилетка повышения качества мелиоративных работ.

Нам нравятся сами ребята, очень радует их энтузиазм – без него землю не возьмешь. Но нужно еще и мастерство, совершенное знание техники, которой у мелиораторов с каждым годом становится все больше, и технологии работ, а она у них тоже особая. Вот на овладение всеми этими премудростями и надо сейчас ребятам направить свои усилия.

3. КОРОБКА.Свои проблемы встают перед каждым подразделением добровольцев. В принципе это закономерно – каждый организм переживает какой-то период становления. А отряд к тому же организм очень сложный.

Мы, например, работаем вместе с ребятами из Грузии, а познакомились с ними только в поезде. Да и своих, молдавских, предстояло еще узнать по-настоящему. У меня сложилось мнение, что таким отрядам необходимо некоторое время поработать дома в том составе, в котором они едут. Потому что только работа окончательно проясняет, от кого чего следует ждать в деле. В Москве мы говорили с ребятами из украинского отряда – они так и поступили. А у нас были потери... Тех трудностей, какими их обычно объясняют в других местах – ну, там, суровость климата, отсутствие комфорта, телевизора, наконец, – не было, а потери были. Кто уехал? По-моему, те, кто видел в том, что мы делаем, лишь работу. Обычную, будничную, к тому же не сулящую никаких привилегий. А что за этой работой, какой у нее смысл, ради чего она делается, они так и не поняли... Слышать-то слышали об этом достаточно, но не дошло. Зато сейчас у нас весь отряд целиком ударный. Если в июне выработка на каждого бетонщика, работавшего на укладке монолита, была 119 процентов, то в сентябре она уже составила 159. Хорошо идут дела у отделочников, у водителей. И все-таки если честно, то, что мы делаем, – это не совсем то, о чем мы мечтали, когда ехали сюда...

Ю. ШАНИН. Насколько мне известно, ваш отряд работает сейчас на строительстве деревообрабатывающего комбината и завода керамзитового гравия?

3. КОРОБКА. Да.

Ю-ШАНИН. Это две крупнейшие стройки треста «Вологдасельстрой». Сметная стоимость одного ДОКа – 16,4 миллиона рублей. Строек без дерева, как известно, не бывает, а ДОК будет поставлять материалы не только стройкам Вологодчины, но и многих других областей северо-запада Нечерноземья. Очень нужен и керамзит. У строек на селе – своя специфика, здесь требуются облегченные конструкции, они экономичнее, их легче монтировать, доставлять. Наполнителем бетона в таких конструкциях как раз и будет керамзит...

3. КОРОБКА. Все это так, и умом-то мы это понимаем... Но мечтали-то мы о чем? Что вот построим поселок с нуля, сами дадим ему название... И потом, строителю необходимо видеть плоды своей работы. Вот не было ничего – а вот уже на этом месте дом стоит, который ты здесь сам построил. А мы приступили к работам на ДОКе и заводе керамзитового гравия, когда уже подходило к концу строительство первой очереди. Нам достались завершающие работы, отделочные, сопутствующие объекты. Потрудились мы там уже немало. Но работа наша по всей стройке кусками разбросана. И в глаза как-то не очень бросается...

Ю. ШАНИН. Ну, я не думаю, что вашей мечте не суждено сбыться. Уверен: будут и у вас свои дома. И поселки тоже. Что же касается нынешней вашей работы... Понимаете, нас просто душит «незавершенка». Строители постоянно жалуются на большое количество объектов, на то, что это заставляет их распылять силы, не дает возможности сосредоточиться на главном. Действительно, объектов на них висит пропасть. Но что делает эту пропасть все больше? Та же «незавершенка». Вот почему мы придаем такое значение завершающим работам на пусковых объектах. А на таких объектах, как ДОК и завод керамзитового гравия, эта самая «незавершенка» потянет за собой срывы планов и на других стройках – они же окажутся без стройматериалов... Так что нужно порой ради общего дела и смирять себя...

3. КОРОБКА. Знаете, после всех разговоров и споров мы тоже пришли к этому. Дисциплина производства – дело тоже очень серьезное. Хотя от мечты своей мы, конечно, не отказываемся.

Ю. ШАНИН. И правильно.

3. КОРОБКА. Был в наших планах и еще один пункт – злобинский метод. Но тут нам пришлось честно признаться себе, что полностью подряд на солидном объекте со сложными монтажными работами нам сразу не поднять. Строить плохо у нас права нет, а строить хорошо многим членам отряда еще только предстояло научиться.

А учиться нам сейчас есть у кого. В «Вологдасельстрое» работают такие мастера, как Герой Социалистического Труда Владимир Васильевич Яковлев, лауреат Государственной премии СССР Михаил Александрович Бубякин. Да и в самом отряде у нас много опытных строителей. Валера Кухаренко, Иосиф Ануашвили, Реваз Станчиков... А девушки у нас какие? Галя Гринюк и Вера Твердохлеб – маляры четвертого разряда. Им есть чему поучить не только новичков. Здесь, например, при отделке панелей раковины зашпаклевываются клеевой шпаклевкой, а мы в Молдавии применяем в таких случаях гипсовоизвестковую, которая проще в изготовлении и быстрее схватывается. Вологодские отделочники ее сразу признали... У нас такие ребята! У Димы Ласкала и Тани Коноваловой, она, кстати, с прославленной Тираспольской швейной фабрики имени 40-летия ВЛКСМ, строительных специальностей не было, но они на лету все схватывали. А у Димы просто призвание к нашей работе: он посмотрит – и тут же сам делает...

Ю.ШАНИН. Вдруг вспомнилось... Хотя, может быть, вам уже и рассказывали: когда вся наша страна строила после землетрясения новый Ташкент, работали там и наши строители – как раз под руководством Владимира Васильевича Яковлева...

3. КОРОБКА. А сейчас в Ивановской и Новгородской областях трудятся добровольцы из Узбекистана.

Ю. ШАНИН. Все правильно. Да иначе и быть не могло...

Много мы сейчас строим, а все-таки еще недостаточно. Научились строить неплохо, а надо еще лучше. Намного крепче стали наши строительные организации, однако на все, что требуется, мощи им еще не хватает. Велики задачи... Вот пример самый близкий – трест, в котором сейчас работаете вы, «Вологдасельстрой». За годы предыдущей пятилетки и половину десятой годовой объем выполняемых им работ вырос в два с половиной раза, сейчас он составляет 42,5 миллиона рублей. В тресте теперь 23 рабочих подразделения...

3. КОРОБКА. Работы сейчас ведутся сразу на 350 объектах...

Ю. ШАНИН. В девяти районах области. Но, к сожалению, наши уважаемые строительные организации, которые должны строить на селе, часто выполняют планы за счет городского строительства.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены