Равные шансы для всех?..

Александр Урбан| опубликовано в номере №1153, июнь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Его сверстник и однокашник сын дортмупдского крановщика Вольфганг Вебер хотел стать чертежником. Но и его постигла участь Детлефа. Уже несколько месяцев Вольфганг – безработный.

Шестнадцатилетний Ульрих Шотте – сын рабочего-металлиста. Ему нравится профессия слесаря. Уже много месяцев он постоянный посетитель биржи труда. Правда, Ульрих в лучшем положении, чем его товарищи. Он успел полгода поработать подсобным рабочим на шахте, и теперь ему полагается пособие по безработице: 24,5 марки в месяц (примерно 7 – 8 рублей).

В Рурской области, заявляет руководитель биржи труда Дортмунда Герхард Аль, ж еще никогда не сталкивался с такими масштабами безработицы среди молодежи.

Только в земле Северный Рейн-Вестфалия в прошлом году не у дел оказались 74 тысячи юношей и девушек: им не нашлось места ни учеников на предприятиях, ни подсобных рабочих.

Куда же деваться молодым людям, которые при первой попытке вступить в самостоятельную жизнь оказываются за бортом?

Не удивительно, что в такой ситуации часть ребят, слоняющихся без дела, потерявших веру и в общество, в котором они живут, и в самих себя, оказывается под влиянием преступного мира. После биржи труда и очередного разочарования подростки со временем попадают в район дортмундского вокзала, где властвуют воры и проститутки.

Еженедельник «Цайтмагацин» посвятил целое исследование росту алкоголизма среди подростков и молодежи. Он пишет вопреки утверждениям рекламного проспекта, что у многих ребят «нет никаких шансов» приобрести надежную профессию. «Их надежды не осуществляются», – констатирует еженедельник, сообщая, что из 1,8 миллиона алкоголиков ФРГ 100 тысяч составляют люди моложе 25 лет.

Городская биржа труда совместно с руководством ряда шахт сделала попытку отвлечь часть ребят от улицы, вдохнуть в них временную надежду. Была организована «школа трудотерапии ».

На окраине Дортмунда в заброшенных помещениях шахты «Цоллерн II» появились люди. Сотни подростков в разноцветных защитных шлемах из пластмассы 8 часов в день пилят, строгают, стучат молотками. Все происходит под наблюдением взрослых.

Учащиеся этой школы получают небольшую зарплату и имеют шанс достичь «профессиональной зрелости», то есть получить свидетельство, подтверждающее профессиональную пригодность.

Руководитель курсов «трудотерапии» Фриц Грайфенштайн скептически оценивает будущее своих питомцев:

– Боюсь, что заброшенная шахта на долгое время останется единственным «рабочим местом» ребят. Шанс найти работу есть лишь у половины из 300 «учеников».

Проблемы профессионального обучения волнуют демократические молодежные организации, Германскую компартию, профсоюзы.

Они требуют* принятия нового закона по профобучению. В ряде районов страны прошли внушительные демонстрации. В конце декабря прошлого года была проведена совместная акция протеста 14 молодежных организаций Гамбурга против уменьшения числа мест учеников на предприятиях и роста безработицы среди молодежи.

В организованных социалистической немецкой рабочей молодежью {СНРМ) демонстрациях против без работицы участвовали тысячи молодых жителей Саарбрюкена, Висбадена, Ремшейда и других городов.

– Закон о профессиональном обучении был принят у нас в 1969 году. Я помню, как он готовился. В те годы я работала в торгово-промышленной палате Кобленца, как раз в отделе профессионального обучения, – поясняет мне официальный представитель правления СНРМ Клэр Фройнд-Мельберт. – Собственно, этот закон устарел еще до того, как вступил в силу. Ведь он не учитывает интересы и потребности молодежи...

Клэр недолго размышляет, подыскивая пример. Вот один из крупнейших химических концернов – «БАСФ». Там есть лаборатории и мастерские, где проходят производственное обучение ученики. На «БАСФ» практикуется так называемое двухступенчатое обучение: первый год – это мальчики на побегушках, знакомящиеся с производством в общих чертах и одновременно самая дешевая рабочая сила; второй год – изучение специальности. Но предприятие само определяет, какую профессию надлежит изучить молодому человеку.

Отчислить могут и после первой и после второй ступени. Если ребята выражают недовольство существующим порядком, действиями руководства, им не видать второй ступени. А знаний, полученных за первый год, достаточно лишь для того, чтобы остаться вечным подсобным рабочим.

– СНРМ считает, – подытоживает Клэр, – что западногерманская молодежь должна иметь право как на выбор профессии, так и на получение рабочего места после обучения ремеслу. Мы не хотим, чтобы из юношей и девушек штамповалась подсобная сила для обогащения концернов. В условиях растущей безработицы и сокращения производства хорошая квалификация имеет решающее значение. Ведь именно неквалифицированных рабочих выбрасывают в первую очередь владельцы предприятий на улицу...

По официальным данным, в стране постоянно сокращается число мест для учеников на производстве. В 1969 году в промышленности и на ремесленных предприятиях было 640 тысяч таких мест, а к концу 1974 года их количество сократилось до 340 тысяч.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены