Прозрачный ключ

М Чачко| опубликовано в номере №625, июнь 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

В шестом классе шёл пионерский сбор. Облокотившись на парту, Таня Курносова, смуглая, черноглазая девочка, пристально смотрела на портрет Лю Ху - лань, о подвигах которой рассказывала вожатая. Таня сидела неподвижно, и только поднятые от волнения брови чуть вздрагивали.

Даже мысленно не сразу охватишь бесконечные пространства, лежащие между деревней Красный Яр в излучине Дона и селением Юньчжоуси, затерянном среди полей гаоляна провинции Шаньси. Трудно представить себе, как выглядит глиняная фанза с бумажными оконцами, тесный дворик с кустом олеандра посредине. Но образ далёкой отважной сверстницы рисовался Тане так ясно, точно она знала её давно, встречалась о нею много - много раз.

- Теперь вы знаете, - сказала вожатая, - почему китайский народ свято чтит память Лю Ху - лань...

За распахнутыми окнами школы сиял солнечный майский день. Но пора цветения уже миновала, и воздух был горяч и сух. Слышно было, как в поле кричали грачи.

- Давайте, ребята, устроим в пионерской комнате уголок китайской героини! - неожиданно раздался чей - то громкий возглас.

Школьники принялись оживлённо обсуждать это предложение.

- Я попрошу у отца свирель для уголка, - сказал Витя Парамонов.

В прошлом году отец Вити - знатный комбайнер Меркуловской МТС - несколько месяцев провёл в Китае, обучал крестьян водить советские комбайны. Когда Парамонов уезжал на Родину, ученики подарили ему старинный, украшенный национальным орнаментом музыкальный инструмент чи, похожий на русскую свирель.

- А я могу принести рисунки пекинского художника, - предложила Люда Богданова.

Теребя концы красного галстука, она рассказала, что старшая сестра, учившаяся в Сталинградском педагогическом институте, встретилась на Международном фестивале молодёжи с художником из Пекина. Они познакомились и разговорились. Когда художнику не хватало слов, чтобы выразить свою мысль, он на листе блокнота делал набросок. И сразу всё становилось понятно. Эти наброски сестра и привезла домой.

Валя Чудовская пообещала дать для уголка художественную вышивку...

Только Таня Курносова молчала. Никак не могла придумать, что бы ей дать для уголка.

Вскоре пионерский сбор закончился, и ребята высыпали на улицу.

Таня торопилась домой. Ей нужно было отнести матери обед в поле, к самой Кривой балке, возле которой звено рыхлило междурядья молодого виноградника. Солнце стояло в зените, и пора было идти: путь неблизкий.

Бабушка куда - то ушла. В комнате было душно, полутемно и пахло геранью. На этажерке глухо тикал будильник. Сквозь щели закрытых ставен проникали узкие лучи, и на чистом полу, на столе с голубой клеёнкой лежали светлые пятна.

Таня разулась, поставила в кошёлку две кастрюли с обедом и отправилась в путь. Миновав приусадебные сады, она пошла по широкой дороге, ведущей на станцию. То и дело - навстречу девочке или обгоняя её - проносились грузовики, поднимая тяжёлые облака пыли.

Пройдя километра два, Таня свернула на полевую дорожку. Идти по мягкой, мало хоженой, едва примятой тропе было легко, приятно, но солнце припекало всё сильнее, и начинала уже мучить жажда. А где в степи напиться? Придётся терпеть, пока не доберёшься к матери, у которой припасён кувшин воды.

Чтобы сократить путь, Таня решила пойти к роще напрямик. Огибая узкую каменистую балку, она вдруг услышала невнятное журчание воды. Девочка остановилась и прислушалась. Нет, слух не обманул её: где - то на дне балки явственно пел ручеёк. Таня, осторожно неся кошёлку, стала спускаться вниз.

Из - под ноздреватой глыбы известняка бил ключ. Прозрачная струя воды перескакивала с камня на камень, исчезала в свежей траве.

Таня опустилась на колени и припала губами к прохладной воде. Потом, набирая в сложенные ковшиком ладони воду, умылась. «Хорошо бы поставить на дороге указатель, чтобы прохожие могли найти путь к ключу», - подумала девочка.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены