Приготовиться по-штормовому

Б Белогорский| опубликовано в номере №174-175, декабрь 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

Приказано:

- Приготовиться по - штормовому.

Командованию предоставляется удачный случай испытать корабли и личный состав в условиях свежего черноморского ветра. И действительно, не успели заплыть в стеклах бинокля Интернациональная пристань и Приморский бульвар, усеянные провожающими, как волны стали перекатываться через палубы миноносцев. Ветер достиг четырех баллов. «Незаможник» и «Шаумян» начали переваливаться с борта на борт, но не с тяжелой неуклюжестью купцов, а как - то непринужденно и даже грациозно.

Отряд шел восемнадцатиузловым экономическим ходом, выполняя одно из заданий Реввоенсовета: сочетать точность календарного плана с максимальной бережливостью в расходовании топлива. Умение беречь нефть и уголь - лишний козырь в бою.

На горизонте ни облачка. Точно прошлись по морю метлой и начисто вымели. Всюду, куда хватает глаз, мелкие белые пенящиеся барашки. Качка усиливается. Она дает себя знать не только на юрких эсминцах, но и на солидной флагманской «Червоной Украине». С непривычки трудно соблюдать равновесие на скользкой палубе. Приходится проделывать самые настоящие балетные па, цепко держаться за протянутый вдоль бортов стальной трос и... тайно завидовать краснофлотцам, передвигающимся легко и свободно.

Качка, дождь, председательские боковые короткие волны - все это не отражается на четкости работы. Палубная команда работает по щиколотке в воде, под стремительными ударами ветра. Беспрерывно трещит телефон и вахтенный еле успевает принимать и передавать приказания. Быстро надвигается октябрьский вечер. Кругом абсолютная темень и только впереди танцуют, то подымаясь, то падая вниз, сигнальные огоньки «Шаумяна» и «Червоной».

И вдруг резкий, продолжительный сигнальный звонок. За ним короткий и снова продолжительный. Секунда - и хрипловатые свистки боцманской дудки сменяются криком: - Боевая тревога!

Боевая тревога - - значит: корабль в кратчайший срок, должен приготовиться к отражению врага. Все стремительно кидаются на заранее приготовленные места, чтобы по команде привести в действие орудия, пулеметы, торпедные аппараты. Ни одной минуты промедления. Надо налить мускулы, отточить взгляд, напрячь нервы. Морской бой короток. Упустишь момент, прозеваешь - враг использует промашку и нанесет молниеносный сокрушительный удар.

Итак, впервые нам пришлось участвовать в боевой тревоге 3 октября, в 2 часа утра. В течение полуминуты были задраены все иллюминаторы. Ни одна полоска света не должна проникать наружу, иначе неприятель получит мишень для пристрелки и ориентировки. В течение следующей полуминуты из командирских кают, кубриков, канцелярии и лазарета выбежали, вернее не выбежали, а выкатились, бойцы. В чернильной могиле рассыпались краснофлотцы по своим местам.

С орудий и аппаратов сброшены чехлы. Тяжелые вороненые дула с необыкновенной подвижностью поворачиваются по приказанию с мостика. Неуклюжие с вида торпедные аппараты готовы извергнуть из своего чрева начиненные смертью сигары Уши радистов слились с трубками. Весь корабль с его неисчислимым количеством механизмов спружинен, подчинен единой воле.

Дождь превратился в ливень. С краснофлотских спецовок вода течет уже не струями, а целыми ручьями. Колючие брызги бьют в глаза, но никто не обращает на это внимания. Каждое мгновенье можно ожидать атаки.

Надо предупредить врага, взять в свои руки инициативу.

В момент наивысшего напряжения новый сигнал: - Газовая атака!

Противогазы под рукой у каждого. Ночью во время сна они висят в изголовьях краснофлотцев. Стоит протянуть руку, чтобы схватить привычную сумку, распечатать ее и натянуть маску, защищающую от губительного газа. Техника обращения с маской, с ипритным костюмом довольно сложна. Здесь командование особенно настойчиво требует от каждого бойца безукоризненной четкости и чрезвычайной быстроты.

Химия в будущих столкновениях будет играть одну из решающих ролей. С каждым годом совершенствуются отравляющие вещества. Газы, впервые пущенные немцами на восточном фронте во время мировой войны, кажутся жалким нюхательным табаком по сравнению с теми, что имеются сейчас в распоряжении английских или французских лабораторий. Газовая атака в будущей войне сможет поражать обширнейшие территории. Если заранее не подготовиться к ней, если не владеть защитными средствами, целые войсковые соединения (то же относится и к кораблю) окажутся совершенно беспомощны, вернее просто будут выведены из строя и уничтожены в кратчайший срок. - Отбой боевой тревоге! Все вздыхают с облегчением. Орудия возвращаются в исходное положение. Полоска света неуверенно и робко скользит в щелку двери, ведущей в кают - компанию. Завинчиваются люки. Опасность миновала. Можно поспать часок - другой, чутко вслушиваясь в тишину...

За время похода боевые тревоги устраивались по нескольку раз в сутки. При всей своей условности они дали возможность великолепно проверить корабли и краснофлотцев во всех областях военно - морской подготовки. Проверка показала, что летняя учеба не прошла даром, что краснофлотцы вытренированы, подвижны, хорошо усваивают команду. Выросла уверенность в успешном окончании похода. Командиры - на три четверти комсомольцы. Партийно - комсомольская прослойка превышает 55 процентов. Комсомольцы ежедневно дают блестящие образцы дисциплины, самоотверженности, подлинного героизма, тем более ценного, что он проявляется в будничной, «текущей» обстановке.

Три четверти сверхсрочников этого года - комсомольцы. Передовики в ударном движении и соцсоревновании - комсомольцы.

Перед выходом в плавание на «Незаможнике» заснул на вахте комсомолец - машинист.

Исключительный, небывалый случай! Команда была взволнована, потрясена. Без всякого нажима сверху созвали летучее собрание машинистов, на котором комсомольцы резко клеймили виновного, требовали для него строгого взыскания и тут же постановили:

- Взять на общественный буксир до тех пор, пока не исправится...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Разговор с американцем

Из книги о Бессарабской коммуне