Пора итогов, пора начал

А Дыбцин, А Рушаков| опубликовано в номере №1234, октябрь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

А. РУШАКОВ. Пока я на свою администрацию не обижаюсь, но бывало и взаимное непонимание.

Я начинал работу дежурным электриком в комсомольско-молодежной смене. Очень мы сразу сдружились. Если обрыв на машине, все сообща кидались помогать машинисту заправить полотно; мы первые стали выполнять сменную норму по выпуску целлюлозы, первые завоевали знамя среди молодежных коллективов комбината. А потом... потом началось что-то странное. За полтора года в смене поменялось шесть или семь мастеров. Конечно, каждый нес свои требования, свой стиль работы. И смена, задерганная чехардой с мастерами, явно сдала позиции по производству, по дисциплине. Конфликт случился тогда, когда группа девушек с участка упаковки в неположенное время ушла на обед. Новый мастер написал докладную. В результате решили «сократить» двух девушек, одна из них комсорг. Я стал доказывать, что наказание чрезмерно, что вина не только в девушках, но и в условиях работы. Много было неприятных разговоров. Договорились до того, что на планерке у начальника цеха кто-то сказал: Рушаков, мол, ложный авторитет зарабатывает, нарушителей защищает... Если мы во внутренних делах не всегда встречаем поддержку, то трудно говорить о каких-то крупных акциях. Вроде частный случай, но поучительный: охотно организуем молодежные коллективы – и не всегда заботимся об их сохранении; без согласия комитета комсомола переводят людей в другие смены... От невнимания и люди теряют интерес к нуждам производства, коллективу.

А. ДЫБЦЫН. До меня эта история не доходила... А в комитет комсомола вы обращались?

А,- РУШАКОВ. Конечно. Мне сказали: считаешь нужным – дерись до конца.

А. ДЫБЦЫН. И как же, удалось доказать свое?

А. РУШАКОВ. Наполовину. Одну девушку оставили, другая перешла в лабораторию. Знаете, я потом с ней встречался, расспрашивал. Хуже всего, что она сама о своем переходе не жалеет.

А. ДЫБЦЫН. Конфликты, Саша, к сожалению, случаются. В таких случаях важно твердо отстаивать свою позицию. Мне нравится, что вы так и поступали. Но есть в конфликте, о котором вы рассказали, и другая проблема – дисциплина. Нарушение все-таки было? Ваш завод не имеет себе равных по мощности, поэтому каждый сбой в производстве оплачивается дорогой ценой, вы сами об этом говорили. Намного возросла личная ответственность каждого работника, острее обозначилась проблема дисциплины.

Укреплять ее – вот еще одно чрезвычайно важное поле деятельности для комсомола.

А. РУШАКОВ. Мы об этом помним. Как вы знаете, второй год рабочие комбината берут обязательства по коллективной моральной и материальной ответственности, а зародилось это новшество на нашем заводе. Напомню текст обязательств бригад, смен «Мы, члены коллектива, берём обязательство жить и работать без нарушений дисциплины и общественного порядка. В случае прогула или другого нарушения членами нашего коллектива, мы отказываемся от премии по месячным результатам работы». Многие подписывают обязательство. Но иногда я слышу возражения такого порядка: дескать, в нашей бригаде и так нарушений не бывает, а если мы подпишем – то вроде признаем, что и у нас прогулы возможны.

А. ДЫБЦЫН. Такое обязательство – очень тонкий воспитательный «инструмент», и пользоваться' им надо крайне осторожно. Никакого нажима, принуждения! Из двенадцати тысяч работников пока взяли это обязательство лишь две с половиной тысячи, зато мы знаем, что сделали они это по доброму согласию. И , еще учтите: бригадам, взявшим и выполнившим обязательство, годовая премия увеличивается на десять процентов.

Мы начинали вводить новшество на тех участках, где дисциплина хромает, но не вижу ничего худого в том, чтобы и лучшие коллективы документально Подтвердили свою репутацию. Не могу согласиться, что тут есть что-то обидное. В эти юбилейные дни мы отмечаем еще одну дату – двадцатилетие движения за коммунистическое отношение к труду. Обязательства о коллективной ответственности – логичное развитие этого движения.

А. РУШАКОВ. Строго исполнять свои обязанности – этого сегодня мало. Вот что еще меня, Александр Александрович, тревожит... Разве это правильно, что молодой инженер может работать, совершенно не внося рацпредложений? Или то, что молодой рабочий не в ладах с техникой, экономикой, а от учебы старательно увиливает? За три года работы комсомольским секретарем я с разными людьми сталкивался, и, признаться, подчас терялся, слыша такие заявления: а зачем я буду обременять себя дополнительными общественными обязанностями, если от этого мне никаких преимуществ в сравнении с другими? И отдает такой комсомолец комбинату только тот минимум, что положен по службе.

А. ДЫБЦЫН. А когда это комсомолец имел какие-либо привилегии? Дополнительные обязанности – да. Другое дело, чтобы эти обязанности становились не тяжкой мукой, а внутренней потребностью. Я не буду вам рассказывать, как работали комсомольцы тридцатых годов. Мы начинали фактически с нуля – вы приходите на развитое производство, у вас совсем иные сложности. Но раз изменились условия труда, условия жизни – нельзя пользоваться только теми формами комсомольской работы, которые давно известны. Сумели же вы заинтересовать молодежь, привлечь к работе в оперативном отряде качества? А все потому, что это была необычная, нестандартная идея. Но надо идти дальше, «копать» глубже. Скажу прямо, вы еще не всегда умеете пользоваться своими возможностями. Возьмем для наглядности пример из непроизводственной сферы. Комбинат построил отличный стадион с футбольными полями, спортзал, а спортсменов стало меньше по сравнению с теми временами, когда они ютились в подвале Дома культуры. Значит ли это, что не стало ребят, любящих спорт? Думаю, что нет. Скорее всего, комсомольцы решили: мол, если появился стадион, то организаторской работы требуется меньше.

А. РУШАКОВ. Однажды в комитет комсомола пришли ребята, говорят: хотим совершить пеший поход до Сыктывкарского лесопромышленного комплекса, а обратно спуститься на плотах по Вычегде. Комитет обеспечил их всем Необходимым в тот же день...

А. ДЫБЦЫН. А если бы сами не пришли, то снаряжение пылилось бы в кладовой?

Теперь о производстве. Вы говорили: плохо, что у нас молодой инженер может не вносить рацпредложений. Значит, совет молодых специалистов, прав и возможностей у которого достаточно, не сумел увлечь идеей творчества. А молодой рабочий, который не желает учиться в школах экономических знаний, коммунистического труда, должен заставить вас задуматься, что занятия в некоторых школах ведутся скучно, по старинке, не привлекают молодежь.

Впрочем, иногда даже не нужно выдумывать новые формы – достаточно правильно использовать известные. На ремонтно-механическом заводе хорошо прошел конкурс мастерства; семь молодых рабочих повысили на нем свои разряды. Разве это не стимул? Но почему эти конкурсы проводятся в одном коллективе? Конечно, они подходят не для всех наших специальностей, однако на том же ремонтно-механическом можно было собрать токарей, слесарей, электриков со всего комбината. Согласен, проблемы все эти сложные. Что ж, давайте искать решения вместе.

А. РУШАКОВ. Разговор наш о многом заставляет задуматься... Несмотря на трудности с нашим заводом, комбинат в целом – лидер в отрасли, предприятие с самой высокой производительностью труда, самой низкой себестоимостью продукции. И это, откровенно говоря, в какой-то степени успокаивает. А успокаиваться, видимо, рано.

А. ДЫБЦЫН. Этого вообще лучше никогда не делать.

А. РУШАКОВ. Недавно в Доме культуры бумажников открылся музей трудовой славы. Начинался, он с документов многолетней давности: комсомольских билетов, путевок, фотографий тех, кто первым пришел в вычегодскую тайгу закладывать фундамент комбината: Следующее поколение строителей возвело красивый рабочий поселок (его правильнее бы назвать городом). Они сделали все, чтоб нам и работалось хорошо и жилось радостно... Наверное, и среди них были люди разные – энергичные и равнодушные, оптимисты и скептики. Но пассивные «созерцатели» жизни забыты: вот о чем нам, комсомольцам семидесятых, стоит задуматься...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Не глядя на часы

Петр Климук, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, генерал-майор авиации, член ЦК ВЛКСМ