Поход под водой

И Травиничев| опубликовано в номере №130, июль 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вдруг они услышали взрыв торпеды. Они видели, как накренился «Триумф» и как засуетились кругом десятки сторожевых судов и эскадренных миноносцев, принимая к себе на борт людей с гибнувшего корабля и охотясь за подводной лодкой. «Триумф» сам открыл огонь уже после взрыва по тому месту, где показался перископ. Корабль накренился настолько, что его трубы и мачты легли на воду. Затем он совсем перевернулся, подняв свой большой киль в воздух.

Вода была усеяна тонущими людьми и спасательными шлюпками. Через 12 минут после попадания торпедой, «Триумф» исчез в глубинах Эгейского моря, присоединяясь к тысяче других судов, лежащих на дне этого исторического моря. Северо-восточный уголок старого Эгейского моря стал жарким местом в этот день. Сотни кораблей пустились в поиски нас. Каждый раз, когда мы выглядывали в свои перископ, мы видели суда, бегающие взад и вперед. При таком роде охоты мы не решались показать даже кончик нашей боевой рубки над водою. Мы шли в погруженном состоянии до тех пор, пока хватило энергии в батареях. Внутри нашего металлического корпуса воздух стал настолько спертым, что мы с трудом могли дышать. Каждое наше движение требовало невероятных усилий. Мы становились слабыми и вялыми. Когда мы, наконец, поднялись в ясную прохладную ночь, мы впивали в себя свежий воздух, как люди, умирающие от жажды, пьют чистую воду. Мы перезарядили батареи и остались на поверхности весь остаток ночи.

Настал день, и на море было сильное волнение. А вот и те же берега и холмы с линией траншей, но кораблей не было видно. Мы ходили кругом. Иногда появлялись разные суда, но не было ни одного линейного корабля. Было ясно, что здесь больше не появятся морские гиганты.

Они представляли бы собою слишком удобную цель для подводной лодки. Я повернул на юг к мысу Гелла в конце полуострова.

- Что тут такое происходит? - спросил я своего помощника. Мы увидели в перископ, что на берегу кипит какая - то работа. Вскоре нам стало ясно, что идет высадка военных частей. Несколько больших транспортов стояло у берега. Они были не одни. В пятистах метрах от берега стоял на якоре большой линейный корабль, типа «Маджестик», с 12 - дюймовой артиллерией. «Маджестик» усиленно обстреливал турецкие позиции на холмах.

Страх, который за последние дни нагнала наша подводная лодка, имел свое действие. «Маджестик» был окружен почти непроницаемым кольцом всевозможных сторожевых судов. Приходилось принимать во внимание не только трудность подхода к нему, но также и возможность того, что какое - нибудь из мелких судов перережет путь торпеды и примет её на себя. Требующийся для выстрела маневр был настолько сложным, что был необходим самый тонкий расчет. К счастью, море не было спокойно. Дул резкий ветер, и Эгейское море вздымалось бурными валами, которые помогли нам скрыть наш перископ.

Стоявший за мною вахтенный офицер выставил перископ.

- Шестьсот метров, - сказал я ему, - мне кажется, это лучшее, на что мы номом рассчитывать.

Линейный корабль был у нас хорошо на прицеле, но маленькие суда все время перерезали путь, по которому должна была идти торпеда. Они до того мне надоели, что даже если бы хоть одно из них взлетело на воздух, это несколько успокоило бы мое раздражение. Нужно было иметь дьявольское терпение, но, наконец, путь освободился.

- Аппараты - пли! - отдал я так часто повторяемое приказание. - Убрать перископ!

Мы сразу же погрузились и пошли под водою. Я был уверен, что перископ не был замечен и что след от торпеды на волнении не выдаст наше место. Я ждал взрыва торпеды, в полной готовности выставить на мгновение перископ.

Отдаленный глухой взрыв - мы попали в нашу цель.

- Поднять перископ! - Быстрый взгляд, и я увидел, как «Маджестик» тяжело накренился. Эскадренные миноносцы приближаются. Их снаряды разрезали над нами воду, в то время как мы погружались на глубину шестидесяти футов. Начало было хорошим, и мы легко ускользнули, идя под водою, пока не ушли достаточно далеко от опасного места. Через час я пробрался назад, чтобы посмотреть, что происходит. «Маджестик» исчез под волнами. На расстоянии полумили находилась флотилия эскадренных миноносцев и сторожевых судов. Они систематически обследовали весь район, сбрасывая глубинные бомбы и приближаясь в нашем направлении. Это было уже слишком неприятно, даже для наблюдения. U21 ушла из этих мест насколько могла скорее.

В течение двух дней U21 крейсировала кругом, высматривая линейные корабли. Однако, их не было видно. Англичане отозвали свои крупные корабли в порт, который они устроили на острове Мудрос. Одна наша маленькая лодка прогнала большие линейные корабли противника в самый критический момент боя у Дарданелл. Анзаки, которые вели кровавые бесплодные атаки на берегу, оказались лишенными поддержки с моря.

Кто мог думать, что 76 - метровая лодочка окажет такое влияние на исход дарданельской кампании? Думал ли я, что решение, которое я должен был принять, когда мы получили наш запас негорючей нефти против берегов Испании, отразится на ходе мировой войны? Во всяком случае, большие английские корабли с их 16 - дюймовой артиллерией, изрыгающие на Галлиполи огонь, больше не появлялись, в особенности, когда стало известно, что на помощь Турции пришла вторая германская подводная лодка.

1 июня U21 направилась в Дарданеллы, ради обладания которыми претерпевалась вся эта пытка и проливалось столько крови.

Мы оставались в Средиземном море еще в течение 2 лет, занимаясь войной против торговли союзников.

Папаша Нептун был милостив к нам, и мы счастливо избегали гибели, хотя и много раз были на краю смерти.

В начале 1917 года Германия готовилась к последнему сокрушающему удару по Англии; был объявлен беспощадный подводный террор.

В марте U21 была вызвана обратно в Германию.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены