Поезд придет по расписанию

Виталий Ганюшкин| опубликовано в номере №1132, июль 1974
  • В закладки
  • Вставить в блог

Народной Польше - 30 лет. Много это или жало? Уже 30 или еще 30? По тому, что сделано за эти годы, по опыту социалистической стройки - уже 30. По заряду молодости, смелости планов - еще 30.

Молодость - всегда обновление, всегда стройка. Каждому поколению - своя. А в целом эта стройка вывела теперь братскую Польшу по уровню промышленного производства на 10-е место в мире!

На этой великой социалистической стройке первый работник - молодежь.

Это был обычный экспресс Гливице - Варшава, фирменный, правда, с не ахти каким поэтическим названием - «Химик» (то ли дело - «Шопен» или «Гриф Поморский»). Но, встречая его, Анна, впрочем, если с титулами, то пани инженер Анна, несколько раз доставала платок смахнуть украдкой легкую слезу. Был воскресный вечер. 24 марта. Выходной день - да где уж было усидеть дома, когда в 21.04 прибывает первый поезд, которому дорожку стелили добрый год. Конечно, весь наличный состав строительного управления сбился на перроне в ожидании экспресса.

Пассажиры и не подозревали, что их так ждут, что они сегодня в роли виновников торжества. Договорились, что начальник управления вручит цветы первой пассажирке, какая сойдет с экспресса, а пани инженер Анна - первому пассажиру. Солидный, в годах уже гражданин, к которому Анна подошла с цветами, поначалу подивился: чем это он обязан такому собранию народа, да еще праздничному букету? Анна объяснила: вы первый пассажир первого поезда, обновившего первую очередь столичного Центрального вокзала, а мы, строители, в вашем лице приветствуем всех сегодняшних и будущих его пассажиров. Гражданин быстро все уразумел, просиял и даже речь подобающую произнес. Сложнее было с пассажиркой. Ею оказалась русская женщина, которая по-польски не понимала, но лица кругом были такие восторженные, что нельзя было не догадаться, что тут какое-то торжество. И, конечно, нашлись подходящие русские слова для друзей. Так что и «официальная часть» оказалась проникнута чувством.

Да, да - вот чувства эти самые. Много ведь места они в нашей жизни занимают, а в жизни женщин - что и говорить! Тут уж никакие предостережения вроде того, что нервные клетки не восстанавливаются, в расчет не берутся. Впрочем, если уж говорим мы о привилегированном поле, то, может быть, и в этом его эмансипация тоже.

Март, традиционный и общепринятый месяц «цветка для Евы», как называют в Польше ритуал поздравлений по случаю 8 Марта, стал на этот раз для Анны Млотковской особым. Как и сам женский праздник. Наверное, у каждого бывает такой год, месяц, день, а то и час, который и итог всему предыдущему подобьет и новую, еще чуть таинственную дверь приоткроет...

Кроме 24-го числа, которое в ее жизнь вписал экспресс Гливице - Варшава, было у Анны, как у каждой женщины, и 8 Марта. Правда, не совсем такое, как у каждой женщины. Это тоже один из установившихся ритуалов народной Польши: в день 8 Марта встреча виновниц торжества с Первым секретарем ЦК ПОРП Эдвардом Тереком. Смысл ее не только в тех сердечных поздравлениях, которые в такой день адресуются всем женщинам ПНР от имени Центрального Комитета ПОРП за их труд, доброту, самоотверженность. Здесь представительницы разных возрастов и профессий могут в непринужденной беседе на высшем уровне обсудить волнующие их проблемы, рассказать о жизни и труде своих коллективов.

Так было и на этот раз, когда вместе с другими на встречу была приглашена и Анна Млотковска, молодой инженер, руководитель участка на строительстве варшавского Центрального вокзала.

Уже сама работа на такой стройке - большая честь. Польская столица в последние годы бурно развивается. Вместе с новыми жилыми кварталами, которыми обрастают ее окраины, застраиваются расчищенные от старых домов пространства в центре города, поднимаются крупные сооружения общественного назначения.

Совсем недавно варшавяне радовались «Восточной стене» - современному торговому комплексу, который, выполняя свое прямое назначение (универмаги «Варс», «Сава», «Юниор», «Центрум», кафе, рестораны, бары), несет своим смелым архитектурным решением и солидную эстетическую нагрузку, определяя сегодняшнее лицо центра столицы. Всего несколько месяцев назад тут же, на пересечении Маршалковской и аллей Иерусалимских, вознесся огромный короб также весьма дерзко решенного и вызывающего жаркие дискуссии здания гостиницы «Форум».

С еще большим размахом ведутся нынешние стройки Варшавы, окруженные заботливым хозяйским присмотром самих жителей, которые часто приходят сюда на субботники и воскресники, а то и просто на прогулки целыми семьями. В старом городе на высоком берегу Вислы уже поднялись контуры Варшавского замка. Это стройка особого рода: для каждого поляка эта реликвия истории народа означает то же, что для нас Московский Кремль. Разрушенный до основания фашистами, Варшавский замок по решению правительства с большим энтузиазмом восстанавливается всей Польшей на общественные средства.

Из конца в конец прорезала город просторной прямой магистралью с мостом через Веслу, тоннелями и замысловатыми развязками Лазенковская трасса, призванная разгрузить город от транзитного транспорта. В разгаре строительство Вислострады, которая одновременно превратит в зону отдыха берега Вислы.

И, наконец, одна из самых крупных строек столицы - возводимый в самом ее центре Центральный вокзал, первая очередь которого и сдавалась в тот день, когда Анна Млотковска вместе со своей гвардией встречала гливицкий экспресс и когда ей, единственной женщине на огромной стройплощадке, сам министр преподнес праздничный букет цветов.

Но приподнятое настроение пошло еще с той встречи 8 Марта. Когда отзвучали взаимные приветствия и все уселись за стол, товарищ Терек обратился к Анне Млотковской - поинтересовался, как идут дела на стройке: он помнит, что строители обещали Центральному Комитету партии сдать вокзал в декабре 1975 года, к открытию VII съезда ПОРП. Анна, конечно, очень волновалась, но атмосфера встречи была такая сердечная, «беспротокольная», что сами собой нашлись подходящие слова. Она сказала, что чувствует себя счастливой - лучшие годы ее жизни прошли и проходят на столичных стройках, которых так ждут варшавяне. И сейчас она снова на такой стройке, и это для нее большая честь, тем более, что ее работа, в общем-то «мужская», ко многому обязывает в смысле престижа всех полек и что она сделает максимум, чтобы не посрамить их доброго имени и в такой «нетипичной» ситуации. А потом Анна от имени всех строителей вокзала заверила Первого секретаря ЦК ПОРП в том, что слово свое они непременно сдержат и Варшава будет встречать делегатов VII съезда партии на новом вокзале. И тогда товарищ Терек пригласил Анну Млотковску быть хозяйкой встречи.

Надо ли говорить, что возвращалась пани инженер после встречи в том самом состоянии, которое называется окрыленностью, и чувствовала, что хватит его еще не на одну стройку.

Может быть, это и так, что профессия ее пока что нетипична для польской (да и только ли польской) женщины. Но зато типична ее судьба - судьба поколения новой, социалистической Польши.

Анна не смогла рассказать о своем детстве - попросила не расспрашивать ее об этом: слишком это все страшно и тяжело, сказала только, что совсем маленькой девочкой - семья ее жила тогда в Домброве-Турничей, в Силезии, - вместе с родителями прошла фашистский лагерь смерти и уцелела чудом. И, пожалуй, именно эти смутные картины чудовищных разрушений, которые она уже после войны застала в поморском городе Эльблонге, на возвращенных Польше ее исконных землях, впоследствии решили вселенский для каждого вступающего в жизнь вопрос о выборе профессии.

Еще в школе организация тогдашнего Союза польской молодежи устраивала экскурсии на стройки, и тогда уже пришлось школьнице по душе, как гудит здесь подчиненная своему внутреннему ритму жизнь, в которой каждому определено его рабочее место и где каждый так нужен.

Выдержав суровый конкурс, стала Анна студенткой инженерно-строительного факультета Варшавского политехнического института. Уже на выходе избрала себе специализацию - промышленное строительство, которое в Польше тогда еще только начиналось, по нему защищала дипломный проект и верна ему по сей день. Были на курсе и еще девчата, но все почти куда-то порастерялись, только недавно прочитала Анна в газете, что ее однокашница Эва Барщевска, как и она сама, заправляет на большой стройке электростанции в Козеницах.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Тайна это я

С доктором медицинских наук профессором Иваном Дмитриевичем Карцевым беседует журналист Владимир Грудский

Сегодня и ежедневно

Монолог актрисы цирка Терезы Дуровой, записанный и прокомментированный специальным корреспондентом «Смены» Сергеем Абрамовым