Плащ сквозь слезы

Аркадий Пальм| опубликовано в номере №1413, апрель 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

XXVII съезд КПСС требует от нас...

Письмо пришло из города Синельниково, что в Днепропетровской области. Когда я приехал на фабрику, знакомился с рабочими, одна смешливая девушка отозвала меня в сторону.

— Хотите, — говорит, — я вам сон расскажу?

Конечно, я захотел. Чувствую — неспроста этот вроде легкомысленный разговор.

— Снится мне кот. Настоящий, в сапогах. Несет в лапах портфель из крокодиловой кожи. И — ко мне: на, бери. Раскрыла я портфель, а там — доллары, фунты, иены... Словом, валюта всех стран. «Это вам за то, — говорит кот, — что такие плащи шьете. Нашим дорогу даете».

Смотрит на меня девушка, ждет реакции. Я поначалу усмехнулся: мол, что за булгаковские сны посещают комсомолок? Но намек-то более чем прозрачный. Горы бракованного товара совестливому человеку еще не такие сны могут навеять. Синельниковская фабрика на свои товары получает все больше рекламаций: пятнадцать — в 1981 году тридцать две, на сумму 55 тысяч рублей, — в минувшем.

Однако и рекламации не дают полного представления о качестве здешней продукции. Те четыреста плащей, о которых пишут в редакцию швеи, после нехитрых операций «растолкали» снова по торговым базам. Одни «взбодрили» при помощи утюгов, другие просто перевели во второй сорт, десяткой подешевле. Словом, вряд ли вы. читатель, купите такой плащ.

До боли знакомая картина: в магазине готовой одежды вешалки буквально забиты плащами, пальто, куртками разных фасонов и расцветок, а покупатели подойдут, посмотрят, пощупают, да так и уйдут ни с чем. Разве что с чувством недоумения, а то и откровенного возмущения тем, что подобная продукция вообще оказывается в продаже, предлагается, рекламируется. Возвращать бы ее фабрикам-изготовителям, взыскивать с них все издержки, всю стоимость производства и транспортировки изделий, которые никому не нужны, ни на что не годятся.

Но нет пока у торговли таких полномочий, возвращать разрешается лишь явный брак.

И висят месяцами в торговых залах эти самые плащи, пальто, куртки, и продолжают поступать на склады новые партии точно таких же по низкому качеству, по несовременности.

Я далек от того, чтобы утверждать. будто вся продукция швейников плоха. но убежден: производство ненужных изделий даже в самых малых количествах — роскошь непозволительная, чистейшей воды бесхозяйственность.

Практика, подобная укоренившейся в Синельникове, известна давно и столь же давно осуждена как порочная. Тем не менее, она до сих пор не только не изжита, но и продолжает по-прежнему пользоваться популярностью у иных горе-руководителей

Почему же фабрика гонит брак?

Я приезжал туда с главным инженером производственного объединения имени Володарского Н. Демурой. Выслушал многочисленные претензии швейников. Нет хорошей ткани. Крайне отсталая материально-техническая база. Старое оборудование. Подводят смежники.

Короче говоря, если все перечислять. не хватит страниц в журнале. Но устроят ли эти объяснения работниц фабрики? Или нас с вами, покупателей?

Очень удобно ссылаться на нерадивых поставщиков, присылающих некачественные материалы. В этом году ситуация сложилась такая: фабрика обеспечена сырьем на две трети действительной потребности. Чтобы восполнить недостающую треть, придется принимать все, что дадут, в том числе и заведомо плохой материал. Отказаться от него? Нельзя. В Минлегпроме все еще планируют «от достигнутого», в штуках. Шили в прошлом году, допустим, две тысячи плащей. Теперь давайте столько же плюс пятьсот. Материал, говорите, плохой? Неважно, нам количество требуется.

Вал и качество были и будут заклятыми врагами. Между прочим, принимать сырье низкого качества — значит узаконивать «серую» продукцию, заранее планировать брак. С точки зрения здравомыслящего человека, кому это нужно? Не лучше ли выпускать числом поменее, зато качеством повыше? Ведь и так базы ломятся от не пользующихся спросом пальто и плащей — куда еще? А когда у поставщиков перестанут брать плохое сырье, то и они, глядишь, призадумаются, как улучшить качество своей продукции. Сейчас же им все равно: что ни предложат — все возьмут.

Понятно, короб больших и малых проблем образовался не за один день. Но далеко не все из них относятся к числу трудноразрешимых. Фабрика в Синельникове даже сегодня могла бы выпускать более качественную продукцию. Но здесь подножку ставят плановики... своего же родного Минлегпрома. Вот образчик несбалансированности планов: на фабрике по штату должно быть 264 швеи. В наличии — 174. Но задание-то доводится на количество рабочих мест, хотя девяносто из них пустуют, и это известно в республиканском министерстве! Спешка, необходимость вытянуть завышенный план по «количеству» заставляют закрывать глаза на мелкие огрехи — некогда исправлять. А из «мелочей» как раз и складывается внешний вид, привлекательность одежды.

Чтоб выполнить нереальный план и «выдать» положенное количество ненужных плащей, швеи работают по 3 — 4 часа сверхурочно, приходят на фабрику и по субботам. Никто не обещает фабрике пополнить списочный состав работниц. Отсутствие 90 человек предлагается компенсировать за счет «внутренних резервов». Если расшифровать это выражение, получится ясно и просто — сохранять, увеличивать сверхурочные, прихватывать выходные дни. Предлагается и такой вариант — занять помещение красного уголка под первую смену: дескать, она легче, чем вторая, и женщины Синельникова валом повалят к швейным машинам. Такую вот перспективу предлагает Минлегпром УССР.

За фабрикой прочно укрепилась репутация предприятия, где нужно работать за двоих. Не каждой женщине это под силу. Особенно тяжело во вторую смену. Немудрено, что здесь большая текучесть кадров. А нехватка квалифицированных работниц тоже напрямую связана со снижением качества продукции — это каждому известно.

Валентина Семина, одна из тех, кто написал в редакцию, откровенно призналась:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Отважное сердце Энн

Гастроли американского театра кукол в Москве

Позиция или поза?

XXVII съезд КПСС требует от нас...

Ночь первая

На рабочем столе писателя остались наброски и заготовки к повести «Две ночи» («Разлучение душ»). Первая глава повести, которая названа «Ночь первая», по мнению писателя, была уже завершена