Песня о трех эсминцах

В Начин| опубликовано в номере №604, июль 1952
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Ну чего ты всё боишься?

- Отстань!

- Нет, ты мне скажи: не скучно тебе таким аккуратным быть?

Нахмурится Пронин, бескозырку до бровей надвинет, на скулах желваки играют. Так и будет стоять, сердитый, молчаливый, с прищуренными глазами. И не поймёшь: то ли он от солнца щурится, то ли от мыслей своих.

Однажды мичман Орлов проводил занятия по электротехнике. Оба друга сидели рядом. Пронин старательно записывал в блокнот объяснения мичмана, а Шурупов, скучая, разглядывал носки своих ботинок. Пронин тихонько толкал друга, глазами указывал на свои записи, но тот недовольно хмурился, пожимал плечами: мол, это уже всё давно известно, что же тут записывать?

- Ты что, уже всю электротехнику знаешь?

Шурупов покосился на приятеля, промолчал.

На практических занятиях мичман вызвал из строя матроса Шурупова, скомандовал:

- Заменить предохранители!

Шурупов бросился выполнять приказание. Торопливая стрелка секундомера в руках мичмана неумолимо отсчитывала секунды. Вот уже прошло условное время, а Шурупов всё возился с предохранителями, путался в разъёмах. Беретка матроса сбилась на затылок, на лбу проступили капельки пота. Лицо озабоченное, растерянное.

Пронину даже стало жалко друга. Но сейчас ничем ему не поможешь.

- В нормативы не уложились, товарищ Шурупов, - подытожил мичман. - В бою это вам даром не пройдёт.

Шурупов подумал, что его сейчас будут ругать, стыдить, но мичман не спеша ходил вдоль строя и рассказывал, как когда-то, очень давно, при Нахимове, во времена парусного флота, ходили наши фрегаты в заграничные плавания и там удивляли иностранных моряков точностью, быстротой постановки сложного парусного оснащения.

- И так было всегда в истории русского флота... - многозначительно закончил мичман.

Шурупов переминался с ноги на ногу, досадливо морщась. Уж лучше бы мичман отругал его, чем слышать такие слова.

Перед спуском флага Шурупов сидел на баке и рисовал. Как всегда, позади художника стояли матросы, молча следили за работой. Это была необычная картина. На полотне вырисовывались контуры кораблей, стреляли орудия, сквозь дым виднелись на флагштоках военно-морские советские и английские флаги. «Незабываемый 1919 год» - так назвал матрос Шурупов свою картину.

Пронин смотрел на друга и не узнавал его. Куда девалась растерянность, даже испуг, который испытывал совсем недавно матрос, когда менял предохранители! Сейчас лицо товарища было спокойное, сосредоточенное и как будто радостное.

- Ещё недельки две, и картина будет закончена, - сказал ему Шурупов.

Вечером, после спуска флага, матроса Пронина отозвал в сторону секретарь комсомольской организации мичман Орлов:

- Вы давно с Шуруповым дружите?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Перед осадой

Отрывок из повести