Первое письмо

Константин Воробьев| опубликовано в номере №745, июнь 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я оставил ружье, - пел обыкновенный мальчик, которого я еще не видел, но уже знал, зачем он кличет эту свою «подружку»: в голосе бился неприкрытый испуг, удивление, задор и еще что - то такое, больше похожее на крик о помощи, чем на радость.

И тут я увидел певца - коренастого мальчугана в длинном, не своем, видать, пиджаке, с большой плетеной корзинкой в левой руке и с палкой в правой. Он быстро собрал зафлаженные грибы, сунул красные лоскутки в карман, повел бледным лицом по сторонам и снова прокричал свою песню - опять эти полкуплета, - больше, наверно, не знал.

Он не замечал меня, а я хорошо видел его из своего укрытия. В песне у него участвовали только губы и голос, а глаза не моргали, стерегли пространство, а оттопыренные лопушки ушей чутко ловили малейший шорох и звук.

Я выждал, пока он отошел подальше, и под его «подружку», чтобы скрыть треск валежника и не испугать человека, отделился от дерева и негромко запел колыбельную Моцарта. В лесенке этой много ласковых слов и мирных созвучий.

Расчет был верный. Услыхав мой голос, юный грибник неторопливо оглянулся, спокойно подтянул штаны и как - то бочком, бочком пошел ко мне на сближение.

И вот мы идем рядом. Белая голова незнакомца достает мне до пояса. Из - под длинноватых штанин у него размеренно выныривают короткие квадратные ступни и уютно тонут во мху и в сосновых иглах. Парень явно обрадовался встрече и моему ружью, но он из молчаливых, из тех, чьи мысли не разгадаешь сразу.

- Давай - ка, брат, познакомимся, - предложил я и назвал свое имя. - Наверное, тебя тоже как - нибудь зовут?

- Василием зовут, Трофимычем, - баском сообщил спутник и тут же заметил маленький боровик, взбугривший упругой шляпкой пятачок песчаной земли у нас под ногами.

- Тебе везет, Трофимыч! - шутливо сказал я, а он длинно поглядел на меня круглыми серыми глазами, длинно и застенчиво улыбнулся чему - то и нехотя достал из кармана красный лоскутик.

- Замечу. Пускай подрастет немножко...

Я заглянул в его корзинку и не увидел там мелких грибов. Раскрывалась, пожалуй, загадка с флажками, - Трофимыч был, видать, мужик хозяйственный и с мелочью возиться не хотел.

- Так это твои грибы росли вон под тем дубом? - спросил я.

- Мои, - почему - то невесело признался Трофимыч и поинтересовался: - А чего ж ты не взял их, раз нашел? Тут беляков много. Хватит на двоих.

- Да разве, кроме нас, сюда никто не ходит? - притворился я удивленным.

- Нет, - коротко сказал Трофимыч и через несколько шагов пояснил: - Далеко очень. И буклы боятся.

- Какой буклы? - не понял я.

- Серой. Я ее видел. Мырнет головой в воду и ка - ак букнет! А сама аж больше меня и на двух лапах... Может, стрельнем, чтоб знали?

- Кто?

- А все, - ответил Трофимыч и кивнул на низину.

Я поглядел туда и понял: попугать надо все, чего он тут боялся, - голубой сумрак, тишину, мшистые коряги, красную плесень и таинственную «буклу». Откровенно говоря, мне и самому захотелось постращать все это, и я выстрелил сразу из обоих стволов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены