Отважное сердце Энн

Нина Трофимова| опубликовано в номере №1413, апрель 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Гастроли американского театра кукол в Москве

В кулисах еще тишина, и Реггеди Энн, тряпичная кукла (как мы полюбим ее — до слез!), дремлет, свесив кудлатую голову, и волшебная музыка еще не прилетела: но... действие уже началось.

Действие, в ходе которого труппа театра для детей и юношества Института исполнительского искусства города Олбани штата Нью-Йорк, весьма спешно собрав реквизит последнего спектакля, двинулась на двухнедельные гастроли в Москву.

Действие, принесшее коллективу — возглавляет его энтузиаст культурного сотрудничества и мастер театрального дела Патриция Снайдер — успех у советской публики. (Все спектакли проходили при переполненном зале, хотя в гастрольной афише значилось единственное название — «Рэггеди Энн», или «Тряпичная кукла».)

Действие, ради которого, видимо, была написана драматургом Уильямом Гибсоном пьеса, ставшая основой динамичного и яркого мюзикла. Действие, подтолкнувшее театр не только спешить, чтобы оказаться в Москве «при первой же представИВшейся возможности», как выразилась художественный руководитель Детского музыкального театра Наталия Сац, давний друг Патриции Снайдер, но и спешить быть понятым.

— Они понимают нас совершенно, — сказала актриса американского театра Памела Суза о московских зрителях. — У себя дома мы не привыкли к преданности театру и объясняем равнодушие популярностью телевизионных зрелищ. Я была потрясена до слез тем, как воспринимали нашу игру здесь, и никогда не забуду маленькой девочки с огромным бантом, которая подарила мне букет цветов, хотя в спектакле я злой персонаж.

Прежде я и мысли не допускала, что дети за внешним ходом событий могут увидеть большее.

Каков же внешний ход событий, и в чем заключается главное действие?

Девочка Марселла больна. Беспомощный ее отец, отчаявшись спасти дочь, шьет ей из тряпок смешную, некрасивую куклу — тряпичную Энн. Рэггеди Энн. Возможно, кукла развеселит ее? Как украшение она прикалывает к платью Энн тряпичное же, кукольное, ненастоящее сердце. На нем написано: «Я люблю тебя». И этот, казалось бы, пустяк решает все. Рэггеди Энн оживает (во сне девочки Марселлы: подробность для тех, кто следит лишь за внешним ходом событий) и спешит спасти девочку. Энн спешит — как это важно! И в детском спектакле, заполненном ужасно злыми чудовищами и разными чудесами. сопровождаемом музыкой Джо Рэпозо. Рэггеди Энн спешит: летит со своей беспомощной компанией и плывет, бежит из города, где царствует Генерал Тьмы, в далекий Лос-Анджелес, где живет Добрый Доктор... Это сон, мы понимаем. А Рэггеди Энн это знает без нас, и она спешит дальше. Нет другой цели, кроме как спасти девочку Марселлу, ведь «если Марселла умрет, мы все исчезнем»! Это почему же исчезнем? Ах, все дело в том, что Энн обращается к ожившим куклам из компании Марселлы, те, конечно, исчезнут, ведь дело происходит во сне Марселлы. Но зал взрывается, как будто это митинг.

Мы поняли. Если Марселла умрет... Если Рэггеди Энн перестанет спешить... Если она струсит перед Генералом Тьмы и не защитит от него девочку силой простых слов, написанных на маленьком ненастоящем сердце. Если в ответ на деловой вопрос Доброго Доктора, спасенного ею, мол, нет ли у кого лишнего сердца для девочки Марселлы, Рэггеди Энн не начнет спешно откалывать от тряпичного платья тряпичное, но настоящее сердце... Если, уводимая Генералом Тьмы (теперь она беззащитна, защитница Энн), она не заставит ползала вскочить... То мы, несомненно, исчезнем все.

Театр Патриции Снайдер предлагает нам действовать в духе Рэггеди Энн, и мы это предложение с благодарностью принимаем. А это и есть главное действие... Генерал Тьмы, страшный человек в страшной шинели, страшно реальный в этом условном музыкальном детском спектакле, уводит Рэггеди Энн. Не может быть, чтобы навсегда! Навсегда, если...

Как близко то, что происходит на ярко освещенной сцене, самым тревожным нашим мыслям.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Аненский

Силуэты

Долгое короткое замыкание

Двадцать лет не внедряется изобретение, защищающее человека от удара током

Папа, мама, я и… компьютер

Знакомьтесь: «Электроника БК-0010», домашний компьютер