Охота на суконщиков

Як Рыкачев| опубликовано в номере №181, февраль 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Первым терзали главного зачинщика, ткача Терентия Афанасьевн. Вот уж истинным праздничком, почище казанской божией матери, было сие зрелище для содержателей Болотинской фабрики!

Афанасьев, обнаженный по пояс, ложится на спину помощника палача, стоящего посреди двора во весь свой саженый рост, и обхватывает его шею руками. Тот крепко сжимает его руки у себя на груди. Ноги наказываемого связывают веревкой, которую держит другой помощник, становящийся лицом к первому. Палач - кнутовой мастер - отходит на несколько шагов, взмахивает кнутом обеими руками над головой и с громким криком приближается к суконщику, опуская кнут ему на спину. Ударив, кнутовой мастер смахивает приставшую к кнуту кровь и кожу. Спина растерзана до обнажения кости от плеча до пояса. Мясо и кожа висят клочьями. Еще два десятка ударов - и тело суконщика безжизненно повисает на спине помощника палача.

- Следующий!

С девяти утра до поздних сумерек длилась кровавая расправа. Трое фабричных умерли под кнутом. Уже закат отпылал и желтая луна уселась на крест колокольни Ивана Великого, когда кнутовой мастер в последний раз взмахнул жестоким своим кнутом. Опустел суконный двор, разошлись любопытные, развезли по острогам истерзанных фабричных. Тогда слетелось в несметном числе воронье на кровавую свою трапезу. Всю ночь, до рассвета, стоял в черной тьме сухой шелест черных вороньих крыл.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены