Огневое ремесло

Иван Уханов| опубликовано в номере №1409, февраль 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Художник по металлу Леонид Быков

У него крепкие, добрые руки. Знакомясь, я пожал твердую, точно речной голыш, ладонь.

В мастерской плавал пресный запах каленого железа и едва уловимый чадок дымящейся окалины — прямо как в настоящей сельской кузнице. Да и сам Леонид Быков, что стоял у наковальни в черном фартуке, в грубых рукавицах, с молотком в одной руке, с раскаленным прутком — в другой, похож был на заправского кузнеца...

Невозможно представить ныне многие русские города, их архитектуру без присутствия художественного металла — чугунного литья и кованого железа. Ажурные ограды мостов, скверов, лестниц, решетки балконов, кронштейны козырьков над входами, торшеры фонарей, парапеты, жардиньерки, вазы... — все эти декоративные элементы, оригинально сопутствуя архитектуре, придают зданию, улице, площади неповторимую красоту.

В Ленинграде, где живет и работает член Союза художников СССР, лауреат премии Ленинского комсомола художник-металлист Леонид Быков, таких прекрасных мест не счесть. И даже если не заходить в знаменитые ленинградские музеи, а просто обойти дворцы, дома, дворики, при создании которых зодчие использовали художественный металл, на это не хватит, пожалуй, и месяца. Ленинград как город — сам по себе уже музей, великолепный, живой, постоянно обновляющийся музей под открытым небом.

— В последнее время у нас, однако, поубавился интерес к художественному литью и поковкам, — огорчается Леонид. — Особенно в новых микрорайонах. А ведь кованый металл в здешнем климате может сохраняться веками. К тому же он, как видите, во многом определяет художественный облик города. Сравните старые и новые районы Ленинграда. Разница немалая.

Прежде чем браться за исполнение того или иного ^заказа, Быков глубоко изучает среду, в которой будут «жить» его монументальные работы. И если, на его взгляд, по своим декоративно-композиционным функциям они не вписываются в архитектуру той или иной части города, если идут вразрез с лучшими традициями декоративного искусства, то он отказывается от заказа, каким бы выгодным он ни был.

Быков против скороспешного и упрощенного, хотя подчас и дорогого украшательства. Творчески осваивая и развивая национальные традиции, он упорно ищет в своем нелегком и по нынешним временам уникальнейшем ремесле собственный художественный язык. И при этом стремится к возрождению самых жизнеспособных стилевых приемов художественной обработки металла, связывая их с требованиями нынешнего дня. У настоящих русских мастеров металл никогда не служил пустым затеям. И литье, и поковки — будь то маленький подсвечник или многометровый чугунный парапет — всегда создавались на потребу быта, имели конкретное утилитарное и вместе с тем эстетическое назначение.

— Кстати сказать, одной из первых моих работ была двустворчатая кованая дверь в доме, где мне обещали выделить мастерскую. Дипломная работа, — рассказывал Леонид. — Я заочно окончил художественно-графический факультет пединститута. Недавно выделили помещение под мастерскую в центре города. Вот это самое... Я здесь все переоборудовал, заменил пол и потолок. На нижнем этаже — горн, наковальня, инструмент. На верхнем — кабинет... Давайте поднимемся?..

Вскоре мы сидели за удобным столиком и пили кофе. На стеллаже и стенах не было, как в мастерской живописца, холстов и рисунков. На стене из красного старинного кирпича скрестились, холодно поблескивая лезвиями, две тяжелые рапиры, кованый фонарь в углу неярко освещал эту строгую комнату...

Да, в мастерской Быкова его работ не найти. Есть лишь их фотоснимки. Сами же произведения отсюда далеко: в городских скверах и парках, в гостиницах и кафе, в домах отдыха и пансионатах, во Дворцах культуры и кинотеатрах.

— А вот эта композиция, «Дерево жизни», сейчас за тысячи километров... Плавает, — показывая крупный снимок, с улыбкой пояснил Леонид.

— Как плавает? Где?

— В кают-компании плавбазы «Алексей Чуев»... Сложный был заказ. Предлагалась морская тематика... Но... у меня есть товарищи среди рыбаков. Месяцами не бывают они дома и так скучают по берегу, по земле, что во сне видят лес, птиц, траву... Вот я и решил сделать для них что-то теплое, земное...

Ясность и сдержанность композиции, простота и вместе с тем романтическая приподнятость, почти сказочность сюжета, лаконизм образных средств выражения — все это свидетельства одаренности горячо влюбленного в свое дело художника, умеющего подчинить грубый материал тонкой, сложной творческой задаче, выявить новые декоративные возможности металла.

На дереве жизни сидят, распустив причудливые хвосты, птицы счастья — фениксы. На ветвях нет листьев, но художник так изобретательно и мотив, так зримо передает упругую силу молодых ветвей, что дерево видится цветущим. Изысканно и пластично передана даже шероховатость древесной коры... «Дерево жизни» — кропотливейшая работа, образец тонкого искусства горячей ручной ковки, когда нужно быть одновременно и опытным кузнецом, и графиком, и слесарем, и сварщиком, и архитектором...

Почти все эти профессии Леонид Быков освоил прежде, чем решил стать профессиональным художником-металлистом: окончив профтехучилище, работал токарем, заочно учился, после института преподавал художественное конструирование и керамику, затем в качестве мастера вел в художественно-производственном училище группу чеканщиков, там же преподавал живопись и графику, в течение трех лет на Кировском заводе возглавлял группу художников-декораторов...

Эта жизненная школа помогает Быкову выбирать для художественного освоения темы гражданского звучания, многие его произведения в металле отличаются не только художественной, но и социальной конкретикой. По командировкам комсомола Леонид не раз выезжал на строительство Байкало-Амурской магистрали, подолгу жил и трудился там, украшая Тынду, Северо-Байкальск и другие города и поселки первопроходцев.

Из крупных новых его работ особого внимания заслуживает композиция «Вечерний звон». Эта огромная — пять метров в диаметре — кованая люстра может служить иллюстрацией возможностей художественной ковки, декоративного богатства традиционных растительных мотивов, оригинального творческого почерка Быкова. Люстра украсила одно из общественных зданий города Валдая.

Новые заказы поступают из Москвы, Ленинграда, Пушкина... Леонид Быков не спеша обдумывает каждый, для него ближе та работа, в которой он сможет традиционное, национальное выразить в современном осмыслении и на современном материале. И хотя металл и художественная его обработка остались теми же, что тысячи лет назад, и кузнечные приемы мало с тех пор изменились, Быков старается использовать в своем ремесле достижения науки, комбинирует металл со стеклом, керамикой. А еще — прилагает много сил для возрождения в нашей стране древнего кузнечного ремесла, пропагандируя его. Только в последние годы у Леонида Быкова прошли в Ленинграде четыре персональные выставки.

В книге отзывов есть запись, которую оставили рабочие Кировского завода: «Трудно поверить, что все представленное в экспозиции создано руками нашего современника из простого и столь «сурового» материала. Удивительно! Новых успехов тебе, земляк, в этом трудном, редком деле!»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Ждем связи, горком!

Возвращаемся к проблеме футбольных фанатов, о которой писали в №№ 17 и 21 в 1984 году и в №№ 4 и 17 в 1985 году

Готовы к спору

Клуб «Музыка с тобой»