О чем рассказал камень

Алексей Николаев| опубликовано в номере №1184, сентябрь 1976
  • В закладки
  • Вставить в блог

Не предполагал, что в мастерской молодого азербайджанского скульптора Фуада Бакиханова мне доведется так необычно познакомиться с народным художником Азербайджанской ССР Саттаром Бахлулзаде: передо мной был высеченный из камня портрет известного советского живописца. И первого взгляда на скульптурный портрет оказалось достаточно, чтобы понять незнакомого мне до сих пор человека.

Ожившие в памяти его картины вдруг словно заговорили, раскрывая изначальную свою сущность, как и сущность их автора. Я понял, что те взволнованные, романтические, порой загадочные пейзажи, наполненные чистым и прозрачным воздухом Азербайджана, могли быть созданы именно ЭТИМ человеком, с ЭТИМ своеобразным национально-сказочным обликом... Для меня, зрителя, уже не существовало извечного вопроса «похож – не похож», потому что скульптор открыл мне самую сокровенную сущность человека, художника – истоки его искусства.

Столь обильное рассуждение о портрете должно, мне кажется, в еще большей степени сказать о самом авторе. Несмотря на молодость, Фуад Бакиханов известен уже как глубокий и своеобразный мастер скульптурного портрета. Острая, подчас неожиданная композиция, размашистая лепка крупными объемами помогают ему решать самые сложные психологические задачи. Но иногда скульптор как бы сознательно усложняет путь к решению этих задач и отказывается от таких действующих на зрителя средств, как необычность манеры или приема. С таких позиций решал скульптор «Автопортрет», выполненный в сурово-сдержанных, предельно ясных, можно сказать, античных традициях. Но при подчеркнуто статичной композиции, академически законченной форме портрет глубоко психологичен, ибо убедительно говорит о главном образе художника – о нелегких раздумьях над жизнью, творчеством, над искусством.

Традиционность вообще присуща работам Фуада Бакиханова, скульптора в определенном смысле остросовременного. Заключается она в том, что он откровенно любит извечные темы искусства. Но решает их по-своему, с точки зрения современного человека. Посмотрите на его скульптурную композицию «Материнство» (кстати, это одна из работ, за которую молодой мастер удостоен республиканской премии комсомола). Чувства, которые с давних веков окружали эту тему, как бы по-разному они ни были выражены, неизменно тяготели к некой настороженности, затаенной грусти или откровенному страху перед неизбежностью жертвы. Фуад Бакиханов создает образ подчеркнуто нежный, мягкий, но при этом он останется полон раскованной уверенности и внутренней силы. И это одна из главных примет современной нашей жизни, глубоко понятая и выраженная скульптором.

Решая подобные темы с позиций современника, скульптор как бы возвращается к истокам искусства, подчеркивая непрерывность его развития, его бесконечность.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены