Новенькая

Вл Андреев| опубликовано в номере №739, март 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Зачем же? Я подписала. Марина Николаевна вздохнула, хотела было сказать, что в их деле точность особенно важна, но вместо этого спросила:

- Вы до нас где работали?

- В бухгалтерии на ремонтном заводе.

- Почему ушли?

- Не подошло мне, - уклончиво ответила Таня.

- А до ремонтного где были? Глаза девушки вдруг сузились.

Откинув голову и отчетливо чеканя слова, она сказала:

- Обо всем этом вы можете подробно узнать в отделе кадров.

Разговор оборвался. Марина Николаевна долго не могла успокоиться и дала себе слово никогда больше не связываться с этой так ужасно воспитанной девчонкой. Счета ее она все же решила проверить и, оставшись как - то вечером, просмотрела все накладные, ведомости и записи в книгах. Размашистый почерк девушки ей не понравился. Цифры местами выползали из колонок, но расчеты велись правильно, и Марина Николаевна отметила про себя, что Иванова работать может. Однако неприязнь к новенькой не только не проходила, но с каждым днем росла.

Однажды Лида, опоздав на пятнадцать минут, начала пространно объяснять Марине Николаевне, что задержалась из - за мужа, которого нужно было накормить и проводить. Таня громко расхохоталась:

- Он у вас что, со слюнявочкой ходит?

Лида сухо процедила:

- Вот когда выйдете замуж, дорогая, тогда рассуждайте!

- И не выйду, не выйду, - затвердила Таня. - Зачем он мне такой, со слюнявочкой?...

Марина Николаевна оторвалась от бумаг, посмотрела на девушку долгим откровенным взглядом: «Не выйду! Сама, небось, только и мечтает, как бы выскочить за кого - нибудь. Ишь, разряжается каждый день!» И неожиданно она заключила для себя, что Таня - одна из тех девиц, которые легко и весело идут по жизни, думая только о модных платьях и сумочках, не обращая внимания, хорошо или плохо то, что они делают.

Марине Николаевне вдруг представилось, что вот именно такая смазливая девчонка увезла куда - то на Дальний Восток и ее счастье.

Мысли Марины Николаевны невольно вернулись к прошлому. Стало до боли жалко годы, которые пролетели незаметно, без счастья, без огонька. Только работа. Вспомнилось, как два года назад начал за ней ухаживать один прораб, но она прекратила встречи, узнав, что он женат. А ведь случись это с Ивановой, та не задумалась бы, не стала придерживаться разных высоких принципов, а просто взяла бы от жизни все, что можно...

В июне бухгалтерии пришлось работать с перегрузкой. Как - то в субботу, когда Марина Николаевна, по обыкновению задержавшись, сидела одна, зазвонил телефон. «Кто - нибудь из поклонников Ивановой», - подумала она и, сняв с рычажка трубку, сердито сказала: «Вас слушают». Но в трубке зарокотал басок начальника конторы: «Срочно нужно подготовить расчеты по восемьдесят пятому счету». Марина Николаевна сказала, что никого уже нет, все ушли домой, а завтра воскресенье. Басок не унимался: «Пошлите кого - нибудь к Ивановой».

Если бы восемьдесят пятым счетом занималась не Таня, Марина Николаевна сама бы все сделала: все равно посылать некого. Но за Иванову она принципиально не хотела ничего делать. Кроме того, у нее появилась тайная мысль: девчонка наверняка откажется от работы в выходной день, и все поймут, какой она ненадежный человек, ну, а от ненадежных, как известно, избавляются!

На другой день утром Марина Николаевна надела строгий синий костюм, белую блузку с черным бархатным бантиком и отправилась к Ивановой. Ехать пришлось долго - сначала на троллейбусе, потом на трамвае. От остановки до дома, где жила Иванова, пришлось четыре квартала пройти пешком. Темно - коричневое двухэтажное здание с желтыми наличниками не понравилось Марине Николаевне, но ее поразили стройные тополи, окружавшие этот невзрачный дом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены